Секрет производства и коммерческая тайна в чем разница
Перейти к содержимому

Секрет производства и коммерческая тайна в чем разница

  • автор:

К вопросу о соотношении понятий «Секрет производства» и «Коммерческая тайна» Текст научной статьи по специальности «Право»

Статья посвящена исследованию признаков понятий « секрет производства » и «коммерческая тайна». Автором аргументируется, что в действующем законодательстве недостаточно точно определены ее характеристики, позволяющие отличить понятие «коммерческая тайна» от понятия « секрет производства ». На основании использования метода сравнительного правоведения автор приходит к выводу о том, что не существует значимого различия между понятиями « секрет производства » и « коммерческая тайна ». Автор, руководствуясь положениями ст. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS), обосновывает необходимость установления единого правового режима, как для коммерческой тайны, так и для секрета производства .

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Глевич Михаил Александрович

О соотношении понятий «Секрет производства», «Ноу-хау» и « Информация, составляющая коммерческую тайну»

Защита коммерчески значимой информации как одна из гарантий свободы предпринимательской деятельности
Актуальные проблемы защиты коммерческой тайны в Российской Федерации
Режим секрета производства в гражданском праве
Кибербезопасность и интеллектуальная собственность. Часть 3
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу о соотношении понятий «Секрет производства» и «Коммерческая тайна»»

Глевич Михаил Александрович

аспирант кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Пермского государственного национального исследовательского университета ma_glevich@mail.ru

К ВОПРОСУ о СООТНОШЕНИИ понятий «СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА»

И «КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА»

Mikhail A. Glevich

Department of business

law, civil and arbitration process,

Perm State National Research

To THE QUESTION ON A RATIO OF CONCEPT «SECRET OF PRODUCTION» AND «COMMERCIAL SECRET»

Аннотация. Статья посвящена исследованию признаков понятий «секрет производства» и «коммерческая тайна». Автором аргументируется, что в действующем законодательстве недостаточно точно определены ее характеристики, позволяющие отличить понятие «коммерческая тайна» от понятия «секрет производства». На основании использования метода сравнительного правоведения автор приходит к выводу о том, что не существует значимого различия между понятиями «секрет производства» и «коммерческая тайна». Автор, руководствуясь положениями ст. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS), обосновывает необходимость установления единого правового режима, как для коммерческой тайны, так и для секрета производства.

Ключевые слова: коммерческая тайна, секрет производства, ноу-хау, исключительные права, режим коммерческой тайны.

Annotation. The article is devoted to research of signs of concepts «secret of production» and «commercial secret». By the author in the current legislation there are no specific characteristics allowing us to precisely distinguish the concept «secret of production» and «commercial secret». On the basis of use of a method of comparative jurisprudence the author comes to a conclusion that there is no significant distinction between concepts «secret of production» and «commercial secret». The author, guided by positions of item 39 of the Agreement on trade aspects of intellectual property rights (TRIPS), proves a necessity of establishment of a uniform legal regime both for commercial secret, and for secret of production.

Keywords: commercial secret, secret of production, know-how, exclusive rights, mode of commercial secret.

В соответствии с абз. 2 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» информация, составляющая коммерческую тайну, — сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны [8].

Секрет производства и коммерческая тайна имеют общие признаки, а именно: имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Отличие между сек-

ретом производства и коммерческой тайной существует по объему сведений, которые охраняются их правообладателями.

Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) только о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности. Объем понятия «коммерческая тайна» составляют не только сведения о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, но и любые иные сведения (производственные, технические, экономические, организационные и другие), обладающие ранее указанными признаками. Таким образом, объем понятия «секрет производства» является частью объема понятия «коммерческая тайна».

Отличие между секретом производства и коммерческой тайной заключается в том, что в силу ст. 1225 ГК РФ секрет производства является

результатом интеллектуальной деятельности, в отношении которого действует исключительное право, а коммерческая тайна не является результатом интеллектуальной деятельности, и в отношении нее действуют только меры по охране ее конфиденциальности.

Представляется, что в действующем определении «информация, составляющая коммерческую тайну» недостаточно точно определены ее характеристики, позволяющие отличить данное понятие от понятия «секрет производства». Это может породить следующие проблемы при реализации норм, связанных с регулированием отношений по поводу секрета производства и коммерческой тайны. В соответствии со от. 1465 ГК РФ и абз. 2 от. 3 ФЗ «О коммерческой тайне», режим коммерческой тайны может быть установлен как в отношении секрета производства, так и в отношении коммерческой тайны. Кроме того, и секрет производства, и коммерческая тайна включают сведения о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности. В связи с этим логично возникает следующий вопрос: в случае установления режима коммерческой тайны в отношении информации о результате интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере возникает секрет производства или коммерческая тайна? Кроме того, указанная ситуация может привести к спору о заключении лицензионного договора, предметом которого являлось указанное решение. Например, лицензиар будет утверждать, что предметом договора являлся секрет производства, а лицензиат, указывая на гриф «Коммерческая тайна» на материальном носителе, содержащем информацию об этом объекте, и допустимость включения в понятие «коммерческая тайна» соответствующих сведений, будет утверждать, что предметом договора являлась коммерческая тайна, а не секрет производства.

Думается, что в целях решения указанной проблемы необходимо либо ограничить объем понятия «коммерческая тайна» сведениями коммерческого характера (бизнес-информация), либо включить их в объем понятия «секрет производства», а коммерческую тайну как объект гражданского права исключить. В качестве аргумента выбора последнего подхода свидетельствует решение законодателя об утрате законной силы от. 139 ГК РФ с 01.01.2008 г., где ранее содержалось определение коммерческой тайны. Таким образом, законодатель определил, что объектом гражданского права является секрет производства, а не коммерческая тайна.

Согласно проекту Директивы о защите ноу-хау и бизнес-информации (секрет производства) от незаконного приобретения, использования или раскрытия, подготовленному Европейской комиссией, в законодательстве некоторых стран -членов Европейского союза — наряду с понятием «секрет производства» используются синонимичные по своим существенным признакам понятия, например, «коммерческая тайна», «конфиденциальная бизнес-информация», «деловой секрет», «нераскрытая информация», «торговая

тайна», «производственная тайна». Европейская комиссия пришла к выводу о том, что каких-либо существенных правовых различий между понятиями «секрет производства» и «коммерческая тайна», а также иными указанными понятиями не существует [11]. Поэтому странам — членам Европейского союза было рекомендовано выработать единое понятие секрета производства, которое охватывало бы все его виды в технической, коммерческой, управленческой сферах деятельности субъектов предпринимательской деятельности. В качестве рекомендованного примера такого понятия было предложено определение секрета производства, закрепленного в от. 2 Директивы «О защите ноу-хау и бизнесинформации (секрет производства) от незаконного приобретения, использования или раскрытия» от 28 ноября 2013 г. 2013/0402 (COD) [12].

Кроме того, если сохранять в действующем законодательстве такой объект, как коммерческая тайна, с ранее указанным уточнением объема сведений, которые охраняются в рамках этого объекта, то необходимо установить единый правовой режим, как для коммерческой тайны, так и для секрета производства.

В законодательстве зарубежных государств не существует значимого различия между понятиями «секрет производства» и «коммерческая тайна». Например, в п. 2 от. 17 Закона «О защите против недобросовестной конкуренции» Германии предусматривается защита коммерческой тайны и производственных секретов [2]. Коммерческие тайны включают сведения об экономической деятельности предпринимательской деятельности, производственные секреты содержат сведения технического характера [10]. Однако, несмотря на различный объем указанных понятий, они обладают единым правовым режимом регулирования. Аналогичный подход к соотношению понятий «коммерческая тайна» и «производственный секрет» закреплен в законодательстве Австрии [2], Бельгии [3], Болгарии [4], Дании [5], Испании [6], Литвы [1], Швейцарии [9].

Более того, бизнес-информация (стратегическая коммерческая информация: информация о клиентах, поставщиках, бизнес-процессах, бизнеспланах, маркетинговых исследованиях) представляет для их правообладателей существенный экономический интерес. Правообладатель такой бизнес-информации может предоставить ее в пользование другим субъектам гражданских правоотношений, что свидетельствует о необходимости установления имущественного права в отношении коммерческой тайны.

Стоит также отметить, что в соответствии со от. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) [7], к интеллектуальной собственности относят любую закрытую информацию, которая отвечает следующим требованиям: a) является секретной в том смысле, что она в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не является общеизвестной и легкодоступной лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобной информацией; b) ввиду своей секрет-

ности имеет коммерческую ценность; с) является объектом надлежащих в данных обстоятельствах шагов, направленных на сохранение ее секретности со стороны лица, правомерно контролирующего эту информацию. Таким образом,

1. Гражданский кодекс Литвы от 18 июля 2000 г. (с последними изменениями от 12 апреля 2011 г. № XI-1312). Valstybes Zinios. 2000. № 74-2262.

2. Закон Германии «О недобросовестной конкуренции» от 22 ноября 1984 г. (в ред. от 13 ноября 2007 г.). Федеральный Вестник законов. 2007. № 79.

3. Закон Бельгии «О недобросовестных методах торговли и защите потребителей» от 06 апреля 2010 г. Moniteur belge. 12 avril 2010. P. 20803.

4. Закон Болгарии «О защите конкуренции» от 28 ноября 2008 г. (в ред. от 20 сентября 2011 г.) Държавен вестник. 2008. № 102.

5. Закон Дании «О торговле» от 25.09.2013 г. Lovtidende A. 25.10.2013. № 1216.

6. Закон Испании «О недобросовестной конкуренции» от 10 января 1991 г. № 3/1991 (в ред. от 30 декабря 2009 г. № 29/2009) Diario oficial Boletfn Oficial del Estado. 11.01.1991. № 10.

7. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности от 15.04.1994 г. Собр. законодательства Рос. Федерации. 10 сентября 2012 г. № 37 (приложение, ч. V). С. 2336-2369.

8 Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014 № 35-ФЗ). Российская газета. 05.08.2004. № 166.

9. Федеральный Закон Швейцарии «О недобросовестной конкуренции» от 19 декабря 1986 г. (в ред. от 01 июля 2012 г.). URL: http:// www.wipo.int/ wipolex/ en/details.jsp?id=11896/ (дата обращения: 06.06.2014).

10. Appendix 6 Study on Trade Secrets and Confidential Business Information in the Internal Market the European Commission MARKT/2011/128/D. Brussels. April 2013. P. 192.

11. Commission staff working document proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure. Brussels, 28.11.2013. SWD (2013) 471. P. 12. 107-108.

12. Proposal-0 for a Directive of the European Parliament and the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure. Brussels, 28.11.2013. 2013/0402 (COD).

как коммерческая конфиденциальная информация, так и техническая конфиденциальная информация, обладающая ранее указанными признаками, охраняется в рамках единого правового режима интеллектуальной собственности.

1. The civil code of Lithuania from July 18, 2000 (with last changes from April 12, 2011 № XI-1312). Valstybes zinios. 2000. № 74-2262.

2. The law of Germany «On unfair competition» from November 22, 1984 (in ed. from November 13, 2007). Federal Bulletin of laws. 2007. № 79.

3. The Law of Belgium «On unfair methods of trade and consumer protection» from April 06, 2010. Moniteur belge. 12 avril 2010. P. 20803.

4. The law of Bulgaria «On protection of a competition» from November 28, 2008 (in ed. from September 20, 2011). Djrzhaven the bulletin. 2008. № 102.

5. The law of Denmark «On trade» from 9/25/2013. Lovtidende A. 10.25.2013. № 1216.

6. The law of Spain «On unfair competition» from January 10, 1991 № 3/1991 (in ed. from December 30, 2009 № 29/2009). Diario oficial Boletfn Oficial del Estado. 1.11.1991. № 10.

7. The agreement on trade aspects of intellectual property rights from 4.15.1994. Col. legislations RF. On September 10, 2012 № 37 (appendix, p. V). P. 2336-2369.

8. The federal act «On trade secret» from 7/29/2004 № 98-FZ (ed. from 3.12.2014 № 35-FZ). The Russian newspaper. 8.5.2004. № 166.

9. The federal act of Switzerland «On unfair competition» from December 19, 1986 (in ed. from July 01, 2012). URL: http://www.wipo.int/wipolex/ en/ details. jsp?id=11896/ (date of access: 6.6.2014).

10. Appendix 6. Study on Trade Secrets and Confidential Business Information in the Internal Market the European Commission MARKT/2011/128/D. Brussels. April 2013. P. 192.

11. Commission staff working document proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure. Brussels, 28.11.2013. SWD (2013) 471. P. 12. 107-108.

12. Proposal for a Directive of the European Parliament and the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure. Brussels, 28.11.2013. 2013/0402 (COD).

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА» И «СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА» (НОУ-ХАУ) Текст научной статьи по специальности «Право»

КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА / НОУ-ХАУ / СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА / ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ / КРИТЕРИИ ОХРАНОСПОСОБНОСТИ СЕКРЕТОВ ПРОИЗВОДСТВА / / TRADE SECRET / KNOW-HOW / PRODUCTION SECRET / OBJECTS OF INTELLECTUAL RIGHTS / CRITERIA OF PROTECTABILITY OF PRODUCTION SECRETS / CONTENT OF TRADE SECRET

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кончаков Александр Борисович, Матвеева Ирина Александровна

В статье исследованы понятия «коммерческая тайна» и « ноу-хау » на основании законодательства Российской Федерации. осуществлен анализ соотношения данных понятий. Предпринимается попытка выявления отличий правового значения этих понятий. Также анализируется требование законодательства к содержанию информации, в отношении которой может быть установлен режим коммерческой тайны. По мнению авторов, понятия « ноу-хау » и «коммерческая тайна» являются тождественными друг другу. Они служат друг другу и существование одного без другого в некоторых случаях не представляется возможным. Так как установление режима коммерческой тайны является одним из способов обеспечения конфиденциальности ноу-хау , требуется четкая правовая регламентация данного режима, для чего и служит Федеральный закон «О коммерческой тайне».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Кончаков Александр Борисович, Матвеева Ирина Александровна

О соотношении понятий «Секрет производства», «Ноу-хау» и « Информация, составляющая коммерческую тайну»

Секрет производства (ноу-хау) как охраняемый результат интеллектуальной деятельности предпринимателей

Секрет производства (ноу-хау) как охраняемый результат интеллектуальной деятельности предпринимателей

Трансграничная передача права на секрет производства (ноу-хау)
Ноу-хау в свете недавних изменений гражданского законодательства Российской Федерации
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CORRELATION BETWEEN THE CONCEPTS OF «TRADE SECRET» AND «PRODUCTION SECRET» (KNOW-HOW)

In this article analyzed the concepts of «commercial secret» and » know-how » under the legislation of the Russian Federation, analyzed the correlation of these concepts. It tried to revealing the differences of legal status of these concepts. It also analyzes the legal requirements for the content of information in relation to which a trade secret may be established. According to the authors, the concepts of » know-how » and » trade secret » are identical to each other. They serve each other and the existence of one without the other in some cases is not possible. Since the establishment of a trade secret regime is one of the ways to ensure the confidentiality of know-how , a clear legal regulation of this regime is required, for which the Federal Law “On Trade Secret” serves.

Текст научной работы на тему «СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА» И «СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА» (НОУ-ХАУ)»

признание за ним интеллектуальных прав аналогичных правам, закрепляемым за авторами-создателями аудиовизуального произведения и восстановлению справедливости.

Литература и источники

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая: Федеральный закон от 18.122006 № 230-Ф3 // СЗ РФ. 2006. № 52 (Часть 1). Ст. 5496.

2. Судариков С.А. Авторское право: учебник для бакалавров. — М.: Проспект, 2013.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС Костультант плюс.

4. Летина Н.О. Вопросы охраны фотографических произведений как объекта авторского права // Научное и образовательное пространство: перспективы развития: сборник материалов IV Междунар. науч.-практ. конф. — Чебоксары, 2019. — С. 97.

5. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 03.12.2014 №С01- 131/2014 по делу №А33-14443/2013 // СПС «КонсультантПлюс»

6. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.09.2013 по делу №А33-6338/2013 // СПС «КонсультантПлюс

7. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2015 №09АП-34260/2015, 09АП-34263/2015 по делу №А40-169281/2013 // СПС «КонсультантПлюс»

8. Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений от 09.09.1886 (ред. от 28.09.1979) // Бюллетень международных договоров. — 2003. — №9.

References and Sources

1. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii. CHast’ chetvertaya: Federal’nyj zakon ot 18.122006 № 230-FZ // SZ RF. 2006. № 52 (CHast’ 1). St. 5496.

2. Sudarikov S.A. Avtorskoe pravo: uchebnik dlya bakalavrov. — M.: Prospekt, 2013.

3. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 23.04.2019 N 10 «O primenenii chasti chetvertoj Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii» // SPS Kostul’tant plyus.

4. Letina N.O. Voprosy ohrany fotograficheskih proizvedenij kak ob»ekta avtorskogo prava // Nauchnoe i obrazovatel’noe prostranstvo: perspektivy razvitiya: sbornik materialov IV Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. — CHeboksary, 2019. — S. 97.

5. Postanovlenie Suda po intellektual’nym pravam ot 03.12.2014 №S01- 131/2014 po delu №A33-14443/2013 // SPS «Konsul’tantPlyus»

6. Postanovlenie Tret’ego arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 20.09.2013 po delu №A33-6338/2013 // SPS «Konsul’tantPlyus

7. Postanovlenie Devyatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 24.09.2015 №09AP-34260/2015, 09AP-34263/2015 po delu №A40-169281/2013 // SPS «Konsul’tantPlyus»

8. Bernskaya Konvenciya po ohrane literaturnyh i hudozhestvennyh proizvedenij ot 09.09.1886 (red. ot 28.09.1979) // Byulleten’ mezhdunarodnyh dogovorov. — 2003. — №9.

АНТОНЯН АРТЕМ АРТУРОВИЧ — студент юридического факультета, Кубанский государственный аграрный университет КОНЧАКОВ АЛЕКСАНДР БОРИСОВИЧ — старший преподаватель кафедры гражданского права, Кубанский государственный аграрный университет.

ANTONYAN, ARTEM A. — student, faculty of law (artem.audi700@mail.ru).

KONCHAKOV, ALEXANDER B. — senior lecturer of the Department of Civil Law, Kuban State Agrarian University/

КОНЧАКОВ А.Б., МАТВЕЕВА И.А. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА» И «СЕКРЕТ

Ключевые слова: коммерческая тайна, ноу-хау, секрет производства, объекты интеллектуальных прав, критерии охраноспособности секретов производства, содержание коммерческой тайны.

В статье исследованы понятия «коммерческая тайна» и «ноу-хау» на основании законодательства Российской Федерации. осуществлен анализ соотношения данных понятий. Предпринимается попытка выявления отличий правового значения этих понятий. Также анализируется требование законодательства к содержанию информации, в отношении которой может быть установлен режим коммерческой тайны. По мнению авторов, понятия «ноу-хау» и «коммерческая тайна» являются тождественными друг другу. Они служат друг другу и существование одного без другого в некоторых случаях не представляется возможным. Так как установление режима коммерческой тайны является одним из способов обеспечения конфиденциальности ноу-хау, требуется четкая правовая регламентация данного режима, для чего и служит Федеральный закон «О коммерческой тайне».

KONCHAKOV, A.B., MATVEEVA, I.A. CORRELATION BETWEEN THE CONCEPTS OF «TRADE SECRET» AND «PRODUCTION SECRET» (KNOW-HOW)

Keywords: trade secret, know-how, production secret, objects of intellectual rights, criteria of protectability of production secrets, content of trade secret.

In this article analyzed the concepts of «commercial secret» and «know-how» under the legislation of the Russian Federation, analyzed the correlation of these concepts. It tried to revealing the differences of legal status of these concepts. It also analyzes the legal requirements for the content of information in relation to which a trade secret may be established. According to the authors, the concepts of «know-how» and «trade secret» are identical to each other. They serve each other and the existence of one without the other in some cases is not possible. Since the establishment of a trade secret regime is one of the ways to ensure the confidentiality of know-how, a clear legal regulation of this regime is required, for which the Federal Law «On Trade Secret» serves.

Понятие «ноу-хау» происходит от английского словосочетания «know how», что в переводе означает «знать как». Первоначально, такой термин появился в США в 1838 году. Он был нужен для обозначения прав человека на выполнение каких-либо работ и возможности защитить свое право. Впервые данный термин был использован в ходе судебного заседания в США в 1916 году. В Европе указанный термин значительно позже, чем в США и был выражен в различных синонимах, которые в переводе имели схожий смысл. В Европейский странах (Германии, Польше и др.) термин «ноу-хау» используется в законодательстве о недобросовестной конкуренции.

В России же данный термин стал использоваться позже, чем в странах Запада. В СССР использовалось понятие «торговый секрет». Затем использовался не сам термин «ноу-хау», а термин «коммерческая тайна», что было закреплено в ФЗ от 29 июля 2004 года «О коммерческой тайне». Этот закон вполне полно обозначал правовой смысл данного понятия. Однако, в 2008 году вступила в силу часть IV Гражданского кодекса Российской Федерации, впервые закрепившая непосредственно понятие «ноу-хау». Сейчас в России одновременно действуют оба нормативных акта, которые служат дополнением друг другу.

Для возможности сопоставить данные понятия между собой в российском праве, нужно обратиться непосредственно к закону, их содержащему.

Понятие коммерческой тайны закреплено в Федеральном законе от 29 июля 2004 года «О коммерческой тайне» [1]. Согласно ст.3 данного нормативного акта, под коммерческой тайной понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. По смыслу данного положения, такой режим позволяет увеличить доход обладателю сведений, содержащихся в коммерческой тайне, а также избежать нецелесообразных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ и услуг, а соответственно, извлечь материальную выгоду. Более того, вышеуказанная статья содержит понятие информации, составляющей коммерческую тайну. Так, это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что коммерческую тайну составляют конфиденциальные данные, в отношении которых установлен соответствующий режим, предпринимаются меры по обеспечению недоступности данных сведений третьим лицам, и представляющие значимость при осуществлении коммерческой деятельности.

По мнению Давыдовой О.Б., коммерческую тайну можно определить как совокупность конфиденциальных данных, не являющихся государственной тайной, представляющих из себя определенную долю ценности для субъекта предпринимательства, при разглашении которых велика вероятность нанесения ущерба организации [2].

Понятие коммерческой тайны также дано в Указе Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. №188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» [3]. Согласно данному подзаконному акту, коммерческой тайной признаются сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами.

В свою очередь, проанализировав мнения авторов, можно сделать вывод, что коммерческой деятельностью признается часть предпринимательской деятельности, на рынке товаров. Её основное отличие от предпринимательской деятельности заключается в исключении самой стадии производства товара или оказания услуги.

Законодательно закреплено понятие торговой деятельности: торговая деятельность — вид предпринимательской деятельности, связанный с приобретением и продажей товаров [4].

Связь коммерции и предпринимательства прослеживается в гражданском законодательстве. Так, в ст. 2 ГК РФ определено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое

получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг [5]. Следует обратить внимание, данное понятие охватывает деятельность не только по реализации товаров, но и непосредственно деятельность по их производству, выполнению работ и др.

По своей сути, коммерческая тайна не может быть применена ни к одной другой сфере деятельности, кроме коммерческой. Исходя из действующего законодательства, следует вывод, что режим коммерческой тайны может быть установлен только в отношении информации, которая действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам [5].

Законодательно закреплено понятие о конфиденциальности какой-либо информации, что напрямую связанно, прежде всего, с режимом коммерческой тайны, обеспечивающей невозможность доступа к информации третьих лиц. Так, согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», конфиденциальность информации — это обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя [6].

Согласно мнению Степанова П.В и Щербак Н.В., соблюдение режима конфиденциальности в отношении секретов производства является важнейшим условием предоставления им правовой охраны [7]. Возможно, именно потому, что конфиденциальность является одним из критериев охраноспособности такого объекта интеллектуальных прав.

Важнейшим аспектом коммерческой тайны является, конечно же её предназначение. Для выяснения цели существования данного понятия в целом, следует обратиться к гражданскому законодательству, содержащему понятие «ноу-хау». Так, в ст.1465 Гражданского кодекса, секрет производства (ноу-хау) — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны [8].

Следует обратить внимание на то, что, несмотря на название «секрет производства», сведения, его составляющие, могут быть не только непосредственно производственными, но и экономическими, организационными и др. Производственными могут быть сведения, которые заключается в технологии производства, в материалах для его использования, в сырье, используемом для создания каких-либо товаров. К экономическим сведениям, требующим обеспечения режима конфиденциальности, можно отнести уровень добавленной стоимости. Для обеспечения конкуренции именно такие сведения являются весьма значимыми. Организационными сведениями, по нашему мнению, может быть совокупность определённых последовательных действий, при осуществлении которых в строгом соответствии, может быть достигнут конечный результат. То есть сама организация действий при производстве может составить информацию, в отношении которой установлен режим коммерческой тайны. Примером организационных сведений может стать организация работы конвейера Генри Форда, автора 161 патента в США, в 1913 году на заводе «Хайланд-парк». Для его успешной работы требовались определенно-последовательные действия рабочих, благодаря которым и действовал механизм работы конвейера. То есть, коммерческой тайной был не сам конвейер как объект, а именно последовательность действий рабочих.

Еще одним примером может являться торговая сеть «Магнит», владельцем которой является АО «Тандер». Компания начала свою деятельность в 1994 году. С 2007 по 2009 гг. торговая сеть начала стремительно развиваться, открывая, помимо розничных магазинов, гипермаркеты. В настоящее время, целью компании является увеличение доли рынка до 15% к 2023 году. АО «Тандер» имеет собственную стратегию по достижению заданного результата и публикует её на своём официальном сайте. То есть данная информация является общедоступной и не может быть коммерческой тайной, так как отсутствует критерий конфиденциальности. Однако сами предпосылки к выявлению подобной стратегии, то есть действия работников и иных

лиц по её разработке, по изучению рынка, возможно, будут являться коммерческой тайной. Касаемо этой же ситуации, в отношении процесса выявления спроса покупателей на тот или иной товар, выявления соотношения предложения и спроса, принятия товара в оборот компании, осуществляемого посредством определенно-последовательных действий, вероятно, установлен режим коммерческой тайны.

В свою очередь, например, в отношении наличия сертификатов о соответствии международным стандартам качества не может быть установлен режим коммерческой тайны, так как делается это, прежде всего, для привлечения внимания потребителей при выборе определённой услуги или определённого товара. Следовательно, данная информация будет доступной третьим лицам и не будет отвечать требованию конфиденциальности для обеспечения правовой охраны данного объекта интеллектуальных прав.

Таким образом, понятия «ноу-хау» и «коммерческая тайна» являются тождественными друг другу. Такой вывод можно сделать исходя из содержания понятия коммерческая тайна. Т.к. коммерческая тайна является чем-то абстрактным, то информация, составляющая ее содержание, должна быть выражена на материальном носителе. Следовательно, сам секрет производства и составляет коммерческую тайну. Прямая взаимосвязь прослеживается и в том, что понятия «ноу-хау» и «информация, составляющая коммерческую тайну» идентичны.

Связь указанных понятий также присутствует и в судебной практике. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 года №10 «О применении части четвертой Гражданского Кодекса Российской Федерации» сказано, что режим конфиденциальности может быть достигнут путем введения режима коммерческой тайны, но при этом установления данного режима не является обязательным. Таким образом, установление коммерческой тайны является лишь одним из способов достижения секретности информации.

Вопрос о целях существования этих понятий остается актуальным. Степанов П.В. и Щербак

H.В. в своих трудах определили цель существования указанных понятий следующим образом: коммерческая тайна определяется в п. 1 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» как режим конфиденциальности информации, причем вводимый в отношении именно секретов производства (ноу-хау) [7].

Таким образом, можно сделать вывод, что данные понятия служат друг другу и существования одного без другого в некоторых случаях не представляется возможным. Так как установление режима коммерческой тайны является одним из способов обеспечения конфиденциальности ноу-хау, требуется четкая правовая регламентация данного режима, для чего и служит указанный выше Федеральный закон.

Еще одним предназначением понятия коммерческой тайны является то, что в иных отраслях законодательства используется конкретно это понятие, а не понятие ноу-хау. К примеру, в Уголовном кодексе Российской Федерации устанавливается ответственность за разглашение коммерческой тайны. В Кодексе об административных правонарушениях устанавливается ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен Федеральным законом. Так, для КоАП, такими законами являются непосредственно Федеральный закон «О коммерческой тайне» и Федеральный закон «Об инвестиционным товариществе».

Литература и источники

I. Федеральный закон от 29 июля 2004 г.№ 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Парламентская газета. — 2004. — 5 августа. — № 144.

2. Давыдова О.Б. Коммерческая тайна и меры по ее защите // Вестник науки и образования. 2018.

3. Указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. №188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» // СЗ РФ. 1997. 10 марта. № 10.

4. Федеральный закон от 28.12.2009 № 381-Ф3 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2010. № 1. ст. 2.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть I. // Российская газета. — 1994. — 8 декабря. — № 238-239.

6. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета. — 2006. — 29 июля. — №165.

7. Российское гражданское право: Учебник: В 2-х томах. Т.1. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М.: Статут, 2011.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть IV. // Российская газета. — 2006. — 22 декабря. — № 289.

References and Sources

1. Federal’nyj zakon ot 29 iyulya 2004 g.№ 98-FZ «O kommercheskoj tajne» // Parlamentskaya gazeta. — 2004. — 5 avgusta. — № 144.

2. Davydova O.B. Kommercheskaya tajna i mery po ee zashchite // Vestnik nauki i obrazovaniya. 2018.

3. Ukaz Prezidenta RF ot 6 marta 1997 g. №188 «Ob utverzhdenii perechnya svedenij konfidencial’nogo haraktera» // SZ RF. 1997. 10 marta. № 10.

4. Federal’nyj zakon ot 28.12.2009 №2 381-FZ «Ob osnovah gosudarstvennogo regulirovaniya torgovoj deyatel’nosti v Rossijskoj Federacii» // SZ RF. 2010. № 1. st. 2.

5. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii. CHast’ I. // Rossijskaya gazeta. — 1994. — 8 dekabrya. — №2 238-239.

6. Federal’nyj zakon ot 27 iyulya 2006 g. №2 149-FZ «Ob informacii, informacionnyh tekhnologiyah i o zashchite informacii» // Rossijskaya gazeta. -2006. — 29 iyulya. — №165.

7. Rossijskoe grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 2-h tomah. T.I. Obshchaya chast’. Veshchnoe pravo. Nasledstvennoe pravo. Intellektual’nye prava. Lichnye neimushchestvennye prava / Otv. red. E.A. Suhanov. — M.: Statut, 2011.

8. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii. CHast’ IV. // Rossijskaya gazeta. — 2006. — 22 dekabrya. — №2 289.

КОНЧАКОВ АЛЕКСАНДР БОРИСОВИЧ — преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета имени И.Т. Трубилина.

МАТВЕЕВА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА — студентка юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета имени И.Т. Трубилина.

KONCHAKOV, ALEXANDER B. — Lecturer of the Department of Civil Law of the Faculty of Law of the Kuban State Agrarian University named after I.T. Trubilin.

MATVEEVA, IRINA A. — student of the Faculty of Law of the Kuban State Agrarian University named after I.T. Trubilin.

ШКУРОВА П.Д., ШЕУДЖЕН А.А. К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПРИМИРИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕДУР

Ключевые слова: примирительные процедуры, мировое соглашение, медиация, медиатор, досудебные процедуры, внесудебные процедуры, арбитражный процесс, гражданское судопроизводство.

В статье рассмотрены имеющие место в современной российской юридической практике примирительные процедуры, особенности и различия внесудебных и досудебных процедур. Выявляется проблема интерпретации некоторых юридических понятий в правовой отечественной литературе и науке. Исследуются проблемные вопросы возможности применения примирительных процедур и порядка их осуществления в гражданском и административном судопроизводстве.

SHKUROVA, P.D., SHEUDZHEN, A.A.

TO THE QUESTION ON THE CORRELATION OF CONCILIATION PROCEDURES

Keywords: conciliation proceedings, amicable settlement, mediation, mediator, pre-trial procedures, extra-judicial procedures, arbitration, civil proceedings.

In the article refers to the conciliation procedures that take place in modern Russian legal practice, the features and differences of extrajudicial and pre-trial procedures. It revealed the problem of interpretation of some legal concepts in legal domestic literature and science. It researched the problematic issues of the possibility of applying conciliation procedures and the procedure for its implementation in civil and administrative proceedings.

В связи с развитием в современной Российской Федерации рыночных экономических отношений и многообразием форм собственности, участились разногласия и споры между различными субъектами экономической деятельности, что, в свою очередь, привело к увеличению количества дел, рассматриваемых и разрешаемых арбитражными судами и, следовательно, к дополнительной нагрузке на всю судебную систему. Такое положение дел не может не сказаться негативно на качестве и быстроте судебной работы.

Важной мерой, снижающей нагрузку на суды, могут стать различные способы досудебного и внесудебного урегулирования экономических разногласий. Например, де-факто одним из возможных способов стало использование разнообразных примирительных процедур.

Поскольку в современной российской юриспруденции нет законодательного закрепления понятия примирительных процедур, в самом общем виде можно считать, что это средства урегулирования возникшего спора путем осуществления на основе добровольного волеизъявления самих сторон соответствующих мер, направленных на принятие компромиссного решения.

Несмотря на отсутствие в законодательстве самой дефиниции, Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы РФ относят к основным видам примирительных процедур: переговоры, посредничество, в том числе медиация, судебное примирение, или другие, не противоречащие федеральному закону [1]. Общим признаком можно назвать прекращение спора сторон путем примирения без вынесения судебного решения, вне зависимости от вида использованной примирительной процедуры.

Широкое использование внесудебных и досудебных способов урегулирования конфликтов хозяйствующих субъектов или физических лиц поможет существенно снизить загруженность

СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА И КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА

На протяжении многих лет в отечественной практикеостается дискуссионным вопрос о правовой природе секрета производства (ноу-хау). Часть ученых относит данную категорию к объектам права интеллектуальной собственности. В то же время другая часть исследователей указывает на отсутствие у данного понятия признаков, позволяющих отнести его к объектам права интеллектуальной собственности и считают, что секрет производства должен регулироваться исключительно положениями о коммерческой тайне. При этом определение правовой природы данного явления необходимо для корректного правоприменения, поскольку не редки случаи, когда одни и те же правоотношения подпадают одновременно под область регулирования положений Гражданского кодекса Российской Федерации о секретах производства и норм Федерального закона «О коммерческой тайне».

Развитие промышленности и экономики привело к необходимости сохранять в тайне некоторые технологии и особенности производственных процессов, известные только узкому кругу промышленников и обеспечивающие конкурентоспособность их продукции. При этом не редки ситуации, при которых обладатели данных технологий по определенным причинам не могут провести их государственную регистрацию. В таких случаях производители могут только установить в отношении данных знаний специальный режим секретности, обеспечивающий их сохранность в пределах одной организации или иного круга доверенных лиц. Секретность может обеспечиваться как путем установления в отношении определенной информации режима коммерческой тайны, так и правового режима секрета производства (ноу-хау).

На международном уровне правовое регулирование секретов производства осуществляется положениями Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), статья 39 которого предусматривает предоставление правовой охраны нераскрытой информации (undisclosed information), являющейся, судя по ее признакам, синонимом секрета производства.

Как указывалось выше, в Российской Федерации разделяются понятия коммерческой тайны и секрета производства.

Пункт первый статьи 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера – производственные, технические, экономические, организационные и другие – о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны. Для соблюдения конфиденциальности сведений, являющихся секретом производства, их обладатель может применять не только режим коммерческой тайны, но и иные меры, в частности технологические (программные средства защиты) или организационные. При этом секретом производства могут быть признаны только сведения о результатах интеллектуальной деятельности – производственные, технические, экономические, организационные и другие – исключительно в научно-технической сфере и сведения о способах осуществления профессиональной деятельности. Такие сведения должны иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу их неизвестности третьим лицам, которые не имеют свободного доступа к этим сведениям на законном основании. Также необходимо, чтобы обладатель этих сведений предпринимал действия для сохранения их в тайне.

Согласно части 1 статьи 4 Федерального закона от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» коммерческая тайна – режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Существенные изменения в правовое регулирование секретов производства и коммерческой тайны были внесены Федеральным законом от 12 марта 2014 года № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» — изменения были внесены как в главу 75 Гражданского кодекса Российской Федерации «Право на секрет производства (ноу-хау)», так и в Федеральный закон от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Данные изменения существенно сократили перечень сведений, признаваемых секретом производства. Также появилось уточнение, что к секретам производства не могут быть отнесены сведения, которые, в соответствии с законом или иным правовым актом, подлежат обязательному раскрытию, доступ к которым не может быть как-либо ограничен. При этом в отношении информации, не являющейся секретом производства и не подлежащей обязательному раскрытию, может быть введен режим коммерческой тайны. Также изменения добавили новый обязательный признак секрета производства – принятие обладателем секретной информации разумных мер для соблюдения ее конфиденциальности, который включил в себя прежде самостоятельный признак «введение в отношении таких сведений режима коммерческой тайны», трансформировав его в разновидность разумных мер для соблюдения конфиденциальности сведений.

Коммерческая тайна и секреты производства: подводные камни защиты прав

Чтобы доказать нарушение конфиденциальности, нужно показать суду цепочку: «вот мы установили режим коммерческой тайны, вот зафиксировали перечень сведений, вот товарищ подписал соглашение о неразглашении, вот он отметочку поставил об ознакомлении с конкретным документом — ну и вот гадость, которую он дальше учудил». Если чего-то в цепочке доказательств не будет, суд не признает нарушение тайны. Это очевидные подводные камни, но есть и скрытые. В этой статье я расскажу о неочевидных сложностях, с которыми сталкиваются правообладатели на практике. Посмотрим, насколько эти проблемы критичны и как с ними можно справиться, чтобы эффективно защитить ваши права.

Если нарушение не проявляется вовне, его будет сложно найти

Допустим, предприниматель заключил договор с рекламным агентством и дал ему доступы к своим данным: рекламным кабинетам, метрикам и аналитике. Потом оказалось, что какой-нибудь муж подруги жены директора агентства — конкурент того предпринимателя. Директор агентства по дружбе сливает ему все данные. Дальше конкурент подкручивает свои настройки и в результате начинает тратить меньше денег на рекламу, а зарабатывать больше — и всё благодаря сливу данных. Конечно, так нельзя. Директор агентства разгласил конфиденциальную информацию, а его знакомый этим воспользовался — попахивает недобросовестной конкуренцией. Но как об этом узнает сам предприниматель? Защититься от такого слива и найти его сложно. Будем честными: коммерческая тайна здесь не панацея, она снижает риски, но не исключает их напрочь. Секретность защищает, как правило, от крупных проблем, например от использования секретов производства в продукте бизнеса или от публичного раскрытия коммерческой тайны. Но едва ли секретность поможет защититься, когда нарушитель просто узнаёт секрет и дальше что-то меняет в той части работы, которая не видна нам со стороны. Едва ли мы когда-нибудь узнаем о таком нарушении. Те, кто понимают эти риски, работают над укреплением секретности другими, неюридическими методами. Это могут быть технические методы — например, сотрудник безопасности контролирует все доступы к файлам и проверяет, кто и с каких айпи-адресов их открывает. Или организационные препятствия для утечки — подрядчикам и сотрудникам дают информацию дозированными кусочками, чтобы один человек не знал слишком много, а если директор компании хочет проанализировать какую-нибудь статистику в совокупности, то он делает это сам.

Чем длиннее цепочка слива информации, тем сложнее доказать нарушение

Допустим, я разработал школьный портфель со встроенной супермощной блютус-колонкой и собираюсь заработать кучу денег. Своего производства у меня нет, поэтому я еду в московский офис производителя электроники и рассказываю под соглашением о конфиденциальности о своем изделии, чтобы узнать, сколько будет стоить производство. Мы не сходимся по условиям, а спустя месяц такой портфель начинает выпускать китайский завод по заказу какой-то компании из Саратова. Компания из Саратова и московский офис — разные юридические лица, взаимосвязи между ними формально нет. Я понимаю, что меня просто кинули, но доказать это вряд ли смогу. Довод «никому, кроме них, я об этом не рассказывал» — не аргумент для суда. Суд не может наказать нарушителя на основании предположений. Секреты и тайны лучше всего защищают обладателя тайны от нарушителей, который были связаны с ним напрямую: компания и сотрудник, предприниматель и контрагент. А чем больше звеньев окажется между обладателем и тем, кто воспользовался тайной, тем сложнее будет это нарушение доказать. Вдруг тот, кого мы считаем нарушителем, и правда сам все придумал? Чтобы защититься от таких рисков, в дополнение к соглашениям о конфиденциальности в таких случаях стоит воспользоваться другим инструментом защиты прав — патентами. Условно, если мы сегодня подадим патентную заявку на свое устройство, а завтра расскажем кому-то о нем, то этот кто-то уже не сможет беспрепятственно воспользоваться нашей разработкой. Патент даст нам исключительное право на техническое решение.

Секретность не защищает от параллельной разработки

Если человек или компания не получали секрет от вас, вы не можете запретить им его использовать. Иначе представьте, как это выглядело бы: «Я запрещаю вам использовать кое-что, а что именно — я вам не расскажу!» Для всех, кроме правообладателя и его приближенных, секрета как бы и не существует. Если я придумал и засекретил какую-то штуку, а другой человек независимо от меня придумал то же самое — он не нарушитель. Более того, он, как и я, вполне будет считать разработку своей и тоже сможет ее засекретить. Следовательно, у него возникнет свое исключительное право на этот секрет. Такая история называется «параллельная разработка». Получается, у нас в стране могут одновременно существовать несколько людей или компаний, каждому из которых законно будет принадлежать свое исключительное право на один и тот же секрет производства. Сейчас нам нужно понять вот что: исключительное право на секрет может в любой момент оказаться не таким уж и исключительным. А если ещё и секрет кто-то раскроет публично (и это будет не ваш, а чужой секрет), то наше право и вовсе закончится.

Секреты и тайны теряют охрану после разглашения

Тайна и исключительное право на секрет охраняется ровно до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность. Если конфиденциальность однажды была утрачена, то все, секретов и тайн больше нет. При этом неважно, как именно произошло разглашение. Может быть, секрет разгласил тот, кто вполне добросовестно додумался до него сам, а может быть, тайну нарушил сотрудник или контрагент — неважно. Если секрет перестал быть секретом, то это больше не секрет, всё. Понимаю, что фраза звучит смешно, но почему-то иногда люди думают что-то вроде «если секрет разгласили незаконно, то разглашение как бы не считается». Считается. Представьте ситуацию: сотрудник компании-франчайзера уволился и опубликовал секретные инструкции бывшего работодателя в интернете. Исключительное право на секреты прекращается. Франчайзи имеют полное право перестать платить часть роялти соразмерно стоимости разглашенных секретов. А если они заплатили, например, на год вперед, то франчайзеру придется возвращать им деньги. Потом франчайзер пойдет требовать компенсации убытков с бывшего сотрудника, но это уже будет отдельный суд. На первый взгляд, такая логика может показаться несправедливой, мол как так — неужели одно незаконное разглашение может угробить весь секрет? Да, может — именно поэтому за разглашение устанавливают такие большие неустойки.

Ростов-на-Дону, 2020 год. Сеть учебных центров заключила договор с предпринимателем. Не франшиза, а информационные услуги: предприниматель заплатил 490 000 рублей, а сеть за это должна была провести с ним занятия и дать ему доступ к своим тайным документам — материалам по управлению, продажам и так далее.

Сеть обязательства выполнила: занятия провели, файлы отправили ссылкой на папку в «Яндекс Диске», стороны подписали акты и закрыли договор — предпринимателя все устраивало. Предполагалось, что дальше он откроет собственный центр, но так и не открыл.

Только спустя три года предприниматель начал предпринимать. Правда, вместо того чтобы все-таки открыть центр, он начал продавать свои услуги как бизнес-тренера по открытию таких центров. В качестве примеров в открытую опубликовал некоторые материалы сети у себя на странице.

Основатель сети знатно удивился. Его сотрудник связался с «тренером» под видом покупателя и начал договариваться о покупке франшизы. Первая цена в 300 000 рублей в результате торга превратилась в 50 000 рублей, и сделка состоялась: по указанию «тренера» сотрудник перевел деньги на карточку его брата, а в ответ получил файлы — те самые, которые когда-то получил от сети сам предприниматель.

Параллельно с этим развивалась другая история. Публикацию секретных материалов во «ВКонтакте» обнаружил действующий франчайзер сети. Он прислал претензию основателю сети и потребовал расторгнуть лицензионный договор, раз секрет перестал быть секретом. Расторжение договора грозило убытками почти на четыре миллиона рублей.

Тогда основатель сети отправился в суд, чтобы наказать нарушителя. Помимо возможных убытков за расторжение договора сеть потребовала, чтобы нарушитель заплатил штраф. Дело в том, что их договор трехлетней давности устанавливал штраф в миллион рублей за каждый факт распространения тайных сведений. Факта было два, продажа и публикация, насчитали два миллиона рублей.

Пока шел суд, сеть смогла договориться с франчайзером, и договор все-таки не расторгли, поэтому убытки с нарушителя взыскивать не стали. Но два миллиона штрафа никуда не делись. Нарушитель просил уменьшить сумму и мотивировал это тем, что заработал на продаже тайных файлов всего-то те самые пятьдесят тысяч.

Суд ответил, что штраф есть штраф, он носит компенсационный характер и тут нужно учитывать потенциальный размер возможных убытков истца, а не то, сколько денег на нарушении заработал нарушитель. Иск удовлетворили в полном объеме. Дело №А53-3578/2020.

Секретность не защищает от реверс-инжиниринга

Обычная параллельная разработка идет независимо — просто человек работал в том же направлении и пришел к тому же решению, которое кто-то считал своим секретом. Но иногда чужие секреты пытаются разгадать специально. Представьте такую картину. Я покупаю в магазине устройство, приношу к себе в мастерскую, разбираю и выясняю, как оно устроено. Понимаю, запускаю свое производство. Как думаете, это нарушение секрета? Нет, не нарушение. Я купил это устройство легально, оно мое. Что хочу с ним делать, то и делаю. Хочу — буду использовать по назначению, хочу — разберу и выясню, из чего оно устроено. Это называется «обратное проектирование», или «реверс-инжиниринг». От реверс-инжиниринга нельзя юридически защититься с помощью секретов. Тут защищаются технически. Разработчики специально придумывают, как сделать так, чтобы никто не мог разобрать их продукт и выяснить, как он работает. Химики добавляют лишние элементы в свои составы, программисты шифруют код, инженеры заливают платы компаундом. В других компаниях тем временем сидят такие же ученые и занимаются обратным процессом — вытравливают компаунд кислотой, расшифровывают код и анализируют составы веществ. Есть только одно правило: устройство должно быть получено законным путем. Если я шантажировал сотрудника чужой компании, угрожал ему или подкупил его, чтобы он вынес мне тестовый образец из лаборатории, — это уже само по себе преступление. В общем, если я законно приобрел устройство, разобрал его и начал выпускать такое же — чужих секретов я не нарушил, имею полное право. Судя по всему, обладателю секрета (теперь уже бывшему) стоило выбрать для защиты своей разработки не секреты, а патенты.

Коротко о главном:

  1. Режим секретности не защищает от параллельной разработки и реверс-инжиниринга. Если вы хотите защитить техническую разработку, возможно, стоит получить патент.
  2. Чем длиннее цепочка передачи секретных данных и чем меньше нарушение секретности проявляется вовне, тем сложнее выявить нарушение и доказать его в суде. Однако действительно серьезные и крупные нарушения все-таки проявляются вовне, поэтому правообладателям удается наказать нарушителей.
  3. Секреты производства и патенты — это два принципиально разных способа защиты прав. Не «один лучше, другой хуже», а «один больше подходит для одних случаев, другой для других, а иногда их стоит использовать вместе».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *