Что будет с ценами после войны
Перейти к содержимому

Что будет с ценами после войны

  • автор:

«Второй Европы нет». Что происходит с экономикой после двух лет войны?

Начало третьего года войны Северо-Запад встречает относительно спокойно: первый шок остался в прошлом, многое вошло в привычку и стало обыденностью. Мгновенной катастрофы не произошло, а у некоторых жизнь даже стала богаче. Эксперты говорят, что в этом году ситуация, вероятно, сохранится: эффект санкций будет накапливаться и усиливаться, но «военных» денег из бюджета будет много, цены будут расти, но привыкание продолжится.

С начала войны российская экономика проделала большой путь – начиная с ужаса первых недель весны 2022 года, продолжившихся оптимизмом и бравадой первой зимы, когда наиболее апокалиптические прогнозы видимо не оправдались. В марте большинство экспертов предсказывало на 2022 год драматическое снижение ВВП на 20 и более процентов, сопровождаемое инфляцией примерно того же порядка.

Подписывайтесь на инстаграм, телеграм и YouTube Север.Реалии. Там мы публикуем контент, которого нет на сайте!

Но предсказанное не случилось. По последним данным Росстата, ВВП России за 2022 год составил 155,4 трлн руб., то есть снизился всего лишь на 1,2%. Правда, чтобы прийти к этой цифре, ведомству понадобились три корректировки (плюс пять корректировок ВВП за 2021 год), но это, казалось бы, не столь важно – ведь, главное, формально экономика практически не пострадала. В 2023 году рост ВВП оценен уже в 3,6% – то есть даже несколько выше мировых 2,6%.

Однако объяснить эти показатели достаточно просто, это называется «подмена расчетной базы»: если вы считали автомобили, а теперь приходится считать танки, ВВП может даже вырасти. Проблема в том, что траты на войну – это тоже формально рост ВВП. Только прямые военные расходы в 2022 году выросли с планируемых 3,5 трлн руб. до 4,7 трлн руб., или как минимум с 3,7% до 4,1% ВВП. Годом ранее они составляли всего 3,1 трлн руб. Плюс на «национальную безопасность и правоохранительную деятельность», то есть на силовиков, было выделено 2,8 трлн руб. против 2,4 трлн руб. годом ранее.

В 2023 году прямые «оборонные» расходы выросли до 6,4 трлн руб. И это не все: ведь вокруг непосредственно военного производства работает и кормится еще масса бизнесов – они не производят сами пушки, дроны и патроны, но без них смертоносная машина не работает.

Эти траты не пропали даром: танковые заводы закупали сталь у металлургов, рабочие получали зарплату, тратили ее в магазинах и так далее. Подобное происходило и раньше. Например, в 30-е годы ХХ века и США, и Германия использовали государственные строительные программы как средство борьбы с экономической депрессией: хотя сами эти вложения не приносили быстрой отдачи, но люди получили работу, делали покупки и эти деньги помогали выжить другим бизнесам. Однако построенные тогда дороги и дома порой служат и сегодня, а танк, сгоревший под Бахмутом или Авдеевкой, не окупится никогда, хотя в зачет ВВП пошли и потраченная на него сталь, и транспортировка, и снаряды, и все расходы на экипаж – от обучения до пособий вдовам.

Наконец, не стоит забывать, что при расчете ВВП импорт вычитается – поскольку это не «внутренний» продукт. В 2021 году, по данным таможни, он составил $293,5 млрд, в 2022 году – упал на 16%. Так к ВВП «бесплатно» добавились еще несколько десятков миллиардов долларов.

Последний фактор стал поводом и для еще одного «посрамления предсказателей»: эксперты обещали «доллар по 100», но не учли эффекта последовавших санкций. Экспорт в 2022 году еще сохранялся, валюта в страну продолжала поступать, а импорт схлопнулся практически мгновенно – но, чтобы курс доллара рос, его должен кто-то зачем-то покупать. И не конвертировать последние сбережения, как делали уезжающие, а ежедневно скупать на бирже миллиардами, как делают как раз крупные импортеры. Но их на рынке тем летом не было – и доллар в иной день торговался даже ниже 52 руб.

Впрочем, как сказал основатель Movchan’s Group Андрей Мовчан, «экономическая наука сообщает, что произойдет, но не всегда уточняет когда», а курс национальной валюты – не случайная величина, а отражение силы экономики. Так что в 2023 году доллар успел побывать дороже 100 рублей, и ему на этом уровне вполне комфортно.

То яйца, то бананы

Второй важнейший параметр, позволяющий оценивать рост благосостояния граждан, – инфляция. Однако, как и в случае с ВВП, сама по себе цифра инфляции практически ничего не значит – ее не едят, не надевают, на ней не ездят.

Она имеет прикладное значение, лишь если учитываются цены примерно на одни и те же товары и услуги. Росстат учитывает по всей стране продажи более чем 775 тысяч товаров и услуг, собранных по состоянию на 2023 год в 575 самых разных позиций: от мяса до услуг общественного туалета. Никто эту корзину целиком не потребляет – у каждого в магазине дорожает его личная колбаса. Точно так же, как не существует в природе «среднестатистической семьи», насчитывающей 1,28 ребенка и полторы взрослой женщины (с учетом бабушек).

И тут нас встречает вторая проблема: в сентябре 2022 года Центробанк провел исследование и выяснил, что ассортимент категорий, «довольно точно сопоставимых с категориями из потребительской корзины Росстата и занимающих в ней значительную долю», в торговых сетях с февраля 2022 года обновился на 65% – то есть на две трети. То есть Росстат считает и сравнивает цены каждый раз на что-то новое – если товар в магазине вообще имеется. Это большая работа, но в таком виде она вообще не говорит о личных тратах никому и ничего.

Поэтому мы имеем по итогам 2022 года официальную инфляцию 11,92% – многовато, но не смертельно. А в 2023 году она снизилась даже до 7,4% – это меньше, чем в довоенном 2021 году. Но почему-то страну постоянно сотрясают скандалы с ростом цен – то на бензин, то на яйца, то на бананы.

«Со структурой инфляции «все сложно» – и соответствует она скорее ситуации активизации роста цен, чем его подавлению. Динамика цен на плодоовощную продукцию, как водится в последние месяцы, стала важнейшим фактором, влияющим на масштабы инфляции в целом. Формально цены на неё упали на 3,6% за три недели. Однако на уровне цен на отдельные товары творится форменный хаос», – говорилось еще в майском отчете близкого к правительству Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). И, как нетрудно заметить, в течение остального года ситуация не улучшилась: по его итогам капуста подорожала на 40,5%, бананы – на 53%, помидоры – на 64%, яйца – на 64,2%.

ЦБ уже много лет параллельно с официальной отслеживает путем опросов так называемую «наблюдаемую» инфляцию. В январе она в годовом измерении составила 16,3%. Ну, а по оценке компании «Ромир», «личная инфляция на товары повседневного спроса» в годовом исчислении к ноябрю 2023 года составила 24,2%.

Впрочем, и здесь все не так просто: если инфляция не поддается корректному снижению, ее можно временно занизить «вручную». И сейчас мы как раз это имеем: торговые сети жалуются, что их с июля принуждают снижать цены на наиболее популярные и «социально значимые» товары. Об аналогичной работе властей сообщают и производители продовольствия. Однако бесконечно так продолжаться не может, и в ФАС прямо называют дату, когда цены можно будет отпустить: после марта 2024 года.

Соответствующая картина и с реальной заработной платой: в 2023 году президент Владимир Путин неоднократно заявлял, что доходы граждан растут гораздо быстрее инфляции. В декабре он оценил годовой рост заработных плат за вычетом инфляции (официальной) в 8%. Более того, объясняя катастрофу с ценами на яйца, глава страны сослался как раз на рост благосостояния россиян – на который правительство просто не сумело вовремя среагировать.

Объяснение всех этих перекосов простое: с началом войны привычные каналы поставок разрушились. Новые создаются, но зачастую тут же нарушаются снова. Правительство вливает триллионы в войну, и также пытается если не спасти экономику, то хотя бы получить приличные цифры по тому же ВВП – для чего раздает дешевые кредиты. В частности, льготную ипотеку, поскольку близкие к правительству источники называют жилищное строительство «любимой игрушкой Путина». Все это приводит к «перегреву»: экономика не в состоянии эффективно освоить такие потоки и несоответствие между производством благ и количеством денег выливается в инфляцию.

Средств от перегрева не так уж много – например, снизить доступность денег, увеличив стоимость кредитов. И этим Центробанк объясняет, почему он держит ключевую ставку (то есть базовую стоимость кредита) на уровне 16% – хотя, например, в 2016 году при такой же официальной инфляции ставка была лишь 10,5-11%. Это должно удерживать инфляцию от взрывного роста – но правительство жалуется, что так ЦБ тормозит экономику.

Северо-Запад: промпроизводство «упало и отжалось»

С начала войны в Украине экспертам стало сложнее анализировать, что происходит с экономикой в конкретном российском регионе – Росстат перестал публиковать в открытом доступе полную статистику по валовому региональному продукту (ВРП) – показатель экономической деятельности региона, но некоторые данные промышленного производства все еще доступны.

По этой статистике два года войны для регионов Северо-Запада России прошли относительно неплохо. Промышленное производство в 2022 году в абсолютных цифрах выросло на 5,2%, в 2023-м – еще на 3,3%, за два года увеличившись на 8,7%. А индекс промышленного производства по годам составил 100,5% и 104,3% соответственно. Опрошенные Север.Реалии экономисты предполагают, что на промпроизводство повлияло увеличение гособоронзаказа, поэтому и данные по всему северо-западному округу показывают рост. Разница в динамике абсолютных показателей и индексов как раз может объясняться резкой сменой номенклатуры производства. Но если взглянуть на отдельные регионы, то для многих из них год закончился спадом.

Например, в Мурманской области промышленность сокращается два года подряд и в итоге в абсолютных цифрах потеряла 4% (индекс за два года составил 89,8%), в Вологодской области спад составил 4,9% (индекс 100,9%). Местные власти отчитываются, что никаких проблем в регионе нет, предприятия работают, несмотря на санкции; европейскую технику заменяют китайской или оборудованием из других так называемых «дружественных» стран.

Для Калининградской области последние два года обернулись реальной катастрофой – промышленное производство там упало на 30,7% (индекс 73,2%). Как пишет министр промышленности и торговли РФ, вице-премьер Денис Мантуров, это превосходит падение постсоветской экономики в 1992 году: «Спад наблюдался буквально во всех отраслях, включая и ключевые сегменты советской экономики. Так, объем производства в легкой и пищевой промышленности, черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, электротехнической промышленности, сельскохозяйственном машиностроении, промышленности строительных материалов снизился на 20% и более».

Местные чиновники говорят, что область, граничащая с Литвой и Польшей, больше остальных регионов пострадала от санкций. В конце прошлого года губернатор Калининградской области Антон Алиханов говорил, что ущерб от санкций составил более 2 млрд рублей. Это, прежде всего, связано с тем, что из-за санкций Литва запретила сухопутные перевозки в Калининград. Однако эксперты значительную часть потерь связывают с уходом иностранного бизнеса, прежде всего автопроизводителей. «Автотор», на который приходилось до половины стоимости всего промышленного выпуска в регионе, из-за ухода западных партнеров до конца 2022 года был в отпуске, и его сотрудники промышляли сбором ягод.

Со сложностями столкнулись практически все отрасли округа: от животноводов, лишившихся пищевых добавок и племенного материала, до мебельщиков, оставшихся без фурнитуры.

Бенефициары войны

Тем не менее, в некоторых регионах Северо-Запада падение промпроизводства в 2023 году по сравнению с первым годом войны в Украине замедлилось. Например, в Карелии в 2022 году промышленность просела на те же «лихие» 22,4% (индекс 93,1%), а на следующий год даже прибавила 4,4% (100,7%). В соседней Архангельской области картина в изложении Росстата выглядит особенно странно: в 2022 году промышленное производство в абсолютных цифрах снизилось на 3,5%, но индекс при этом составил 104,7%. И, наоборот, на следующий год рост в рублях на 10,5% обернулся снижением индекса до 95,9%.

Санкт-Петербург, безусловно, стал одним из основных бенефициаров войны: его промышленность прибавила 19% в 2022 году и еще 5,5% в 2023-м (индекс за два года 116,6%). Закрытие экспорта в Европу, а также сухопутного транзита привело к росту спроса на услуги железной дороги и портов – что частично компенсировало уход мировых контейнерных операторов. Схлопывание выездного туризма вылилось в скачок спроса россиян на услуги петербургских гостиниц и ресторанов. И главное – предприятия города получили значительные оборонные заказы.

– Промышленное производство в 2022–23 году «упало и отжалось». Санкт-Петербургу и Псковской области помог гособоронзаказ. Мурманская и Новгородская области несут потери из-за сложностей с экспортом удобрений. Вологда – из-за черного металла и леса, – говорит известный российский экономист, попросивший об анонимности. – Самый большой рост инвестиций – в Калининградской области, там строят литиевый завод и мощности для приема паромов, так как многое везти по суше теперь туда нельзя. В половине регионов в 2022 году не было спада инвестиций, уникальная ситуация: совпал поток бюджетных денег и то, что предприятия запасались оборудованием и комплектующими. Но в 2023-м эти эффекты ослабели.

Идущие лесом

Иллюстративное фото

Одним из лозунгов военного времени стал «разворот на Восток» – перенаправление потоков сырьевого экспорта из Европы в Китай и, если повезет, другие страны Азии. Но в прошлом году валютные поступления от экспорта сократились на 28%, отмечал экс-гендиректор УК «ЮграФинанс» Сергей Ануфриев. Нарастить удалось только экспорт сельскохозяйственной продукции – той самой, что дорожала на внутреннем рынке. А, например, экспорт древесины и продуктов ее переработки схлопнулся на 30%, до 9,9 млрд.

«Продажа за рубеж минерального сырья — главного источника экспортных доходов экономики — принесла за год $260,1 млрд. По сравнению с 2022 годом сырьевая выручка сократилась на 34% после того, как нефтяники были вынуждены предоставлять двузначные скидки немногочисленным оставшимся покупателям, а «Газпром» прекратил поставки большинству европейских клиентов», – пишет финансист.

Картину дополняет профицит в торговле с Индией. Ссылаясь на вполне лояльное российским властям агентство «Регнум» – в свою очередь, ссылающееся на официальные данные индийской статистики, – доктор экономических наук Игорь Липсиц констатирует: Россия поставила Индии за 2023 год товаров на $65 млрд, то есть на это направление пришлась примерно четверть сырьевого экспорта. Однако встречный импорт составил лишь $4 млрд. Остальные $61 млрд в рупиях зависли в индийских банках – их невозможно вывести и закупить на них тоже нечего. Но в ВВП за 2023 год этот экспорт, конечно, учтен: ведь товар произведен и деньги за него формально получены.

От «разворота на Восток» особенно пострадал Северо-Запад из-за географического положения: многие предприятия были ориентированы на европейские рынки, и прежде всего компании уже упомянутой лесной отрасли.

– Предвоенный 2021 год российская лесная промышленность закончила с рекордными финпоказателями. Впервые выручка 50 крупнейших компаний превысила 1 трлн руб. Это был колоссальный прорыв: мировые цены в период пандемии резко выросли, а 90% российской доски идет на экспорт, – обрисовывает ситуацию генеральный директор Lesprom Network Алексей Богатырев. – Основным рынком Северо-Запада была Европа, туда, кроме доски, также экспортировалось много круглого леса: пиловочник на доски и баланс (тонкая часть ствола. – СР) на целлюлозу – его закупали ЦБК на стороне Финляндии. Многие также строили для отходов производство топливных пеллетов – 2 млн тонн в год шло в ЕС, для домохозяйств.

В 2022 году этот рынок прекратился практически мгновенно: в марте ЕС объявил о полном запрете ввоза из РФ древесины и изделий из нее, старые контракты сохраняли силу до 10 июля.

– Япония до сих пор берет пиломатериалы, но поставки сильно упали. В США пошлины на российскую фанеру из-за отмены режима благоприятствования выросли до 50% – поставки все равно идут, но гораздо меньше. Складировать отходы нельзя, котельным столько не нужно. Пробовали отправлять товар в Европу реэкспортом через Турцию, но этот маршрут тоже быстро закрылся. Из покупателей пеллетов осталась только Южная Корея, и заготовщики не знали, куда девать баланс и отходы, которые тоже шли на ЦБК, – продолжает Богатырев.

Встали не только экспортные производства, но и многомиллиардные инвестиционные контракты. К концу 2022 года владелец крупнейшего на Северо-Западе Устьянского лесопромышленного комплекса Владимир Буторин сообщил, что убытки компании от остановки только одного инвестпроекта в Архангельской области достигли 10 млрд руб., компания сократила больше четверти работников, а пеллетные заводы придется полностью остановить. На 2023 год он планировал падение выручки в 2,5–3 раза. На уровне ведомств даже всерьез обсуждалась идея переноса предприятий ЛПК с Северо-Запада в Сибирь. До этого не дошло – большинство из них является градообразующими, и с людьми тоже пришлось бы что-то делать. Однако проект по строительству в Карелии нового ЦБК стоимостью 178 млрд руб. Segezha Group – одной из крупнейших российских лесопромышленных компаний – будет пересмотрен.

Впрочем, схлопывание продаж не помешало росту цен.

– Доска обрезная хорошая была 1500–1600 руб. за кубометр, в 2022 году в начале лета стала стоить 2000–2100 руб. Говорили, что много ушло в Донбасс – принуждали дешевле отдавать на окопы, укрепления, поэтому приходилось с нас брать больше, – рассказывает предприниматель Павел из Ленобласти, занимающийся строительством загородных домов. – И еще продавали в Китай, а прежде в Турцию.

Попытки перенаправить в Китай экспорт леса с Северо-Запада уперлись в транспортные расходы – и их пришлось компенсировать. В декабре 2022 года исполнительный директор Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области Алексей Евстафьев рассказывал, что компенсаций хватает от силы на 65% возникших дополнительных затрат, а крупным предприятиям достается и того меньше.

«Согласно официальной статистике, инфляция в России в 2022 г. не превышает 11%. При этом стоимость запчастей для лесозаготовительной и лесовозной техники выросла в полтора раза, что в пять раз больше уровня официальной потребительской инфляции. Стоимость таможенного оформления и обязательных фитосанитарных сертификатов за последние два года увеличилась также приблизительно в пять раз. В итоге лесоперерабатывающие предприятия западной части России стали проигрывать на оставшихся целевых рынках даже скандинавским конкурентам, кого не коснулось кратное увеличение стоимости логистики и других факторов производства», – отмечал он.

Правительство услышало экспортеров, и поставки пошли – но возникла другая проблема: конкуренция внутри страны.

– Мне звонили директора заводов в мае-июне 2022 года, они не знали, куда сбывать, как платить зарплату. Идей не было. Их спасло субсидирование логистики. Но в 2023 году уже сибиряки стали жаловаться: Сибирь в Китай всегда возила, теперь с ними конкурирует Северо-Запад, туда же присоединились белорусы, сели на ту же лавку. А пирог больше не стал, Китай берет не все, что дашь, это не волшебное место, куда можно продать все и сколько угодно. Сегодня стоит вопрос, как долго сохранится хотя бы текущий спрос, международные банки говорят о сокращении экономики, и скорее чудом был ее предыдущий рост. Был еще Египет, но там тоже большая инфляция и тоже строительство не растет. Поставки в Узбекистан увеличились незначительно. Цены стали падать, – продолжает Богатырев. – Вы можете пытаться поставлять дерево в Африку – но там нет населения, которому это нужно и которое готово это оплачивать. Второй Европы на мировом рынке нет, и замену США тоже не найти. Даже по количеству банкротств мы видим, что мелкий бизнес уходит из ЛПК. Некоторые мелкие компании делали необработанную и даже не сушеную доску и отправляли на доработку в Латвию – они вылетели с рынка сразу.

На внутреннем рынке картина тоже изменилась.

– Цены откатились. На прежний уровень не вернулись, но 1700 руб. за кубометр есть. Раньше было нужно ждать две-три недели, сейчас заказов нет, за меня, как за постоянного покупателя, хватаются. Говорю, что нашел дешевле, – скидывают, – рассказывает Павел.

Правда, по его словам, на рынке возникла другая проблема: из-за спада экономики в Ленинградскую область потянулись умельцы из Псковской и Новгородской – и сбивают цены на строительство загородных домов.

Двойственное впечатление

Поток государственных денег в состоянии разово подтолкнуть экономику – но к «бюджетному импульсу», как к сильному лекарству, быстро наступает привыкание: начальный эффект исчерпывается, предприятия подсаживаются на «иглу» легких денег и условий, когда цены можно устанавливать относительно произвольно и не беспокоиться о сбыте. Для возобновления даже достигнутого в 2023 году небольшого роста властям придется придумывать что-то новое.

– Визуально, по состоянию как федерального, так и регионального бюджета, особых проблем не видно – запаса прочности еще должно хватить минимум на пару лет, и даже если в отдельном регионе станет совсем плохо, центр поможет, – говорит экс-руководитель одного из крупнейших финансовых холдингов. – В то же время экономика страны и региона производит двойственное впечатление: с одной стороны, она явно была не готова к затяжной войне. С другой – и сейчас она скорее выглядит, как будто все в целом более-менее нормально, время мирное, просто вдруг пришел «большой госзаказ». Ну, санкции. Ну, дефицит кадров… Мобилизации, «перехода на военные рельсы» не произошло. И эта попытка «воевать и одновременно не воевать» вряд ли может длиться бесконечно. А значит, могут последовать новые резкие изменения – наиболее вероятно, в направлении ужесточения государственного вмешательства. И их последствия для благосостояния граждан пока предсказать не столько сложно, сколько не хочется.

Эксперты ЦБ говорят, что последствия изменения ключевой ставки наступают в полной мере в течение минимум полугода. Последнее повышение ставки с 15% до 16% прошло в декабре 2023 года. Таким образом, нынешние меры – если они, в отличие от предыдущих четырех повышений за полгода, эффективны – призваны обеспечить стабильное снижение инфляции, самое позднее, к июню.

Однако у инфляции никакого привыкания к бюджетным деньгам не возникает: если рубль появился в экономике, его надо либо куда-то изъять (например, в гособлигации), либо обеспечить товаром на прилавке.

А денег будет много: расходы госбюджета в 2024 году решено увеличить с 31,2 трлн руб. (по факту в 2023 году вышло 32,4 трлн) до 36,7 трлн руб. Правда, доля расходов на развитие экономики опустится до минимума за 15 лет, но зато расходы на оборону увеличены на 68,2% до 10,77 трлн руб. – а еще ведь помимо национальной обороны есть статья «национальная безопасность» в 3,4 трлн руб. Так что денег государство раздаст с лихвой. Впрочем, совсем расслабляться бизнесу вряд ли стоит: ведь 35,1 трлн руб. у государства запланирован в качестве доходов – и их надо с кого-то взять.

Что касается курса рубля, то у власти достаточно ресурсов, чтобы удерживать курс в разумных пределах, российская нефть Urals торгуется выше $70 за баррель – так что в ближайшие месяцы вряд ли стоит ожидать резких обвалов. В то же время директор по инвестициям УК «Астра Управление Активами» Дмитрий Полевой недавно в своих исследованиях отмечал, что комфортный уровень для бюджета 2024 года достиг уже $72 за баррель – а большую часть и последнего года, и последних пяти лет он стоил меньше. Так что иллюзий, куда приведет нынешняя тенденция, практически ни у кого нет – и эксперты сейчас обсуждают лишь вопрос, удержится ли к концу 2024 года курс доллара на уровне 100–105 рублей или уйдет к 115 рублей и выше.

Что ждет рынок недвижимости после войны

На рынке недвижимости Украины вновь начал появляться спрос. Эксперты сходятся во мнении, что до открытия Госреестра прав на недвижимое имущество говорить об этом рано.

В связи с притоком переселенцев с покупательной способностью, в регионы Украины в которых нет боевых действий, увеличивается интерес к покупке недвижимости. Однако желающих потратится на дорогую аренду нет.

Тем не менее, инвестировать в жилье на первичном рынке пока мало кто решается. Предпосылок скорого восстановления первичного рынка нет, даже после открытия Госреестра, без которого фактически заблокированы все легальные операции с жильем. По мнению экспертов, процент новостроек значительно сократится, а формирование ценового уровня будет происходить на вторичном рынке.

Как говорит президент АСНУ Юрий Пита, достаточно быстро после приезда переселенцев в западные регионы страны, там появился спрос на недвижимость. При всем том, активен ли будет рынок будет известно только после открытия Госреестра прав на недвижимое имущество.

«Что касается портрета покупателя – то это переселенцы, которые не планируют или не могут вернуться домой, имеют средства для покупки жилья, но при этом не хотят переплачивать за аренду», – говорит Пита.

В тоже время Пита считает, что покупка жилья будет осуществляться в первую очередь для себя, нежели с целью последующей сдачи в аренду. При этом, не стоит рассчитывать на быструю окупаемость инвестиции сдавая в аренду. На данный момент ставки аренды на Западе Украине поднялись до пиковых значений, но по мере ослабления военных действий будут снижаться.

С точки зрения специалиста по недвижимости, Михаила Артюхова, о реальном восстановлении спроса на жилье пока говорить нельзя. Спрос на первичный рынок остается на очень низком уровне.

«Какой бы ни была интернет-статистика, но в реальности покупателей нет. Если сейчас выставить предложение по цене вполовину ниже рынка, то глубоко сомневаюсь, что кто-то откликнется. Де-факто рынок первичной недвижимости сегодня не работает», – сказал Артюхов.

Президент Ассоциации специалистов по недвижимости (риелторов) Украины Пита ожидает, что после открытия Госреестра цены в новостройках на Западной Украине вероятнее всего вырастут на 5-10% от довоенного уровня в связи с ограниченным предложением в регионе и притоком переселенцев.

По мнению Артюхова, ввиду ослабления конкуренции из-за ухода с рынка значительной части застройщиков, после окончания войны и открытия Госреестра застройщики могут поднять цены на квартиры в жилых комплексах, которые начали возводить до 24 февраля, и которые можно достроить за полгода.

С другой стороны, рост цен на первичном рынке будет сдерживаться предложением на вторичном, который возрастет из-за выезда украинских беженцев в ЕС, полагает Артюхов.

«Я считаю, что оставшиеся квартиры в новостройках подорожают, их быстро разметут – проявится тенденция формирования близкого к спекулятивному спроса на выкуп жилья под аренду – а дальше все будут смотреть на уровень предложения на вторичном рынке. В этом сегменте сейчас вызревает предложение от украинцев, которые выехали за границу и не планируют возвращаться в ближайшие годы. Своей жилплощадью в хороших домах и ЖК они сбалансируют рост цен на первичном рынке», – считает Артюхов.

По его мнению, соотношение первичного и вторичного сегментов украинского рынка недвижимости «вернется в 2010-11 годы». Если в прошлом году доля первички в общем количестве сделок достигала 60%, то сейчас и после войны, из-за увеличения вторичного рынка и снижения предложения от застройщиков, этот показатель опустился и будет держаться в районе 20%.

«Такого массового строительства, какое было в киевских микрорайонах Оболонь, Позняки и Осокорки, когда в год строилось по 20 миллионов квадратных метров жилья, я не ожидаю. Поэтому восстановление «первички» будет медленным», – говорит Артюхов.

Относительно общего уровня цен Артюхов сделал вывод, что на первых порах дополнительный спрос от владельцев жилья разбалансирует рынок, потому как выставленное владельцами ценовое предложение зачастую будет не совпадать с возможностями покупателей.

Баланс стоимости на рынке, по мнению Артюхова, будет достигнут в течение 2-3 месяцев после войны, а затем средняя цена квартир перейдет к росту, который достигнет уровня в 12% годовых или 1% в месяц.

Сначала – ажиотаж, а потом?

Политические события февраля-марта 2022 года перевернули всё вокруг. После того, как Россия начала военную операцию, Запад применил против нашей страны запредельные санкции, которые прежде себе никто не мог и представить. Из-за заморозки части золотовалютных резервов Центробанка в долларах, евро и фунтах стерлингов, регулятор не смог на торгах проводить интервенций, и курсы доллара и евро побивали все рекорды, доходя до значений 120 и 130 рублей соответственно. Защищая рубль от девальвации, ЦБ был вынужден поднять ключевую ставку до 20% годовых. Также власти приняли еще ряд специальных мер, в частности, — обязали импортеров продавать 80% валютной выручки, начали готовиться к переходу продаж газа Европе за российские дензнаки. Это действительно успокоило рубль, который к 31 марта показал результат 84 за доллар и 93 за евро.

Данная статья является справочно-информационным материалом, вся информация в ней представлена в ознакомительных целях и носит исключительно информационный характер.

от 5,25 млн руб.
Застройщик: ООО КСАР-СЕРВИС. Проектная декларация на сайте https://наш.дом.рф.
Подробные условия акций смотрите на сайте www.citi-mix.ru.

Вспоминаем 2014-й год

Как всегда и бывает во времена турбулентности, граждане побежали покупать квартиры, уповая на защиту, сохранность, и если повезет – преумножение денежных средств. К слову, те клиенты, у кого были валютные сбережения даже и выиграли. Образовался ажиотажный спрос. То есть, всё очень похоже на картинку конца 2014 года, когда покупатели буквально штурмовали отделы продаж недвижимости. Тогда тоже были санкции и девальвация рубля.

После того, как ЦБ поднял ставку до 20%, банки тоже установили запредельные проценты по коммерческой ипотеке и в марте рынок подпитывался «живыми» деньгами, а также средствами заемщиков, успевших получить одобрение от банка на выдачу кредитов по старым ставкам. Но уже с 1 апреля стартует обновленная программа льготной ипотеки с государственной поддержкой. Предназначена она для покупки квартир на первичном рынке. Напомним, как изменились параметры программы. Для Москвы и Подмосковья, Санкт-Петербурга и Ленинградской области кредитный лимит подняли до 12 млн рублей, для регионов — до 6 млн рублей, а ставку — с 7% до 12% годовых. Пока данные условия рассчитаны на три месяца — до 1 июля 2022 г. В целом это разумное государственное решение, которое поддержит заемщиков. Напомним, что льготная ипотека с аналогичной ставкой действовала у нас в 2015-м году и пользовалась успехом. Хотя, конечно, психологически тяжело переходить на почти удвоенные проценты.

от 11,5 млн руб.
Застройщик: АО ГК ОСНОВА. Проектная декларация на сайте https://наш.дом.рф.
Подробные условия акций смотрите на сайте gk-osnova.ru.

Как льготы разгоняют рынок

Но вот вопрос: сможет ли льготная ипотека под 12% предотвратить коррекцию рынка, которую аналитики рынка давно прогнозируют? Ведь за год с лишним (с весны 2020 г. по июль 2021 г) прежняя льготная ипотечная программа со ставкой 6,5% годовых (на практике банки и застройщики ее снижали еще) разогнала спрос и цены. Из-за этого новостройки московского региона за последний год с небольшим прибавили в цене 30-40%, а в некоторых сегментах и 50%. Вторичные квартиры за последние два года подорожали в «старой» Москве на 40%, в Новой – на 42%, в Подмосковье — на 60%. (На «вторичке» господдержки не было, но «обычная» ипотека была вполне доступной).

Да, в июле льготную ипотеку переформатировали, и в Москве она перестала действовать, но застройщики стали активнее субсидировать ставки за свой счет. Квартиры продолжали раскупаться, а цены – расти.

Застройщик: АО ГК ОСНОВА. Проектная декларация на сайте https://наш.дом.рф.
Подробные условия акций смотрите на сайте nametkin-tower.ru.

Покупатели вошли в раж

Спрос пока не унимается. Еще недавно его подстегивало изменение политики Центробанка, который еще до резкого скачка до 20% медленно, но неуклонно поднимал ключевую ставку, а народ пытался уцепиться за «старые» проценты, брал кредиты и шел за квартирами. Например, в этом феврале Росреестр зафиксировал рекордный спрос на жилье в Москве: число ДДУ составило 10 138, что по сравнению с февралем прошлого года больше на 32,7%. Также ведомство насчитало 13 418 (+11,2%) сделок на вторичке и 10 838 (+18%) ипотечных договоров. И большинство февральских квартир было куплено еще до начала спецоперации и всех последующих событий, то есть в более-менее спокойное время. В марте геополитическая ситуация окончательно разгорелась, и возможно, статистика этого месяца окажется еще более впечатляющей. А с апреля «в бой» вступает льготная ипотека под 12% готовых, которая еще подгонит покупателей на рынок новостроек.

от 17,2 млн руб.
Застройщик: АО ГК ОСНОВА. Проектная декларация на сайте https://наш.дом.рф.

Будет не до квартир?

Что касается вторичного рынка, то там сейчас ситуация сложная, потому что льготные ипотечные программы на него не распространяются. К тому же растерянные продавцы снимают с продаж квартиры, — у них нет понимания, сколько стоит их жилье. Вторичный рынок наверняка просядет на какой-то период времени, по крайней мере, до момента пока Центробанк не опустит ключевую ставку до приемлемых уровней. Но совсем не умрет – его поддержат альтернативные сделки.

Но и рынку новостроек вряд ли удастся избежать снижения продаж, так как ипотечный спрос практически был исчерпан за 2020-2021-й год при куда более низких ставках. А как сложится экономическая ситуация в ближайшее время, можно только догадываться. Люди могут терять работу, у них будет меньше денег, все дороже будет обходиться рядовой поход в магазин за едой и прочими необходимыми для жизни товарами. Очень может статься, что людям будет не до квартир, тем более по нынешним ценам, которые продолжают расти!

Строителям придется уступить

Понятно, что строители сегодня жалуются на подорожание строительных материалов, особенно импортных, сбои в поставках и т.д. Но государство поддержит системообразующую отрасль субсидированными ставками по проектному финансированию, упрощением порядка оформления документов. Обсуждается даже поэтапное раскрытие эскроу-счетов. Поэтому строители будут нормально работать, но если они хотят, чтобы люди покупали квартиры хорошими темпами, им придется уступить в цене и смириться с тем, что прежних супердоходов какое-то время не будет.

Кстати, напомним, что последний раз крупный ценовой откат на 15-20% произошел в период 2015-2017 гг, когда как раз действовала первая программа льготной ипотеки под 12%. История любит аналогии.

Шринкфляция, дорогие бананы и чай. Как изменились цены в российских магазинах? Исследование Би-би-си

По итогам 2023 года инфляция в России составила чуть более 7%

О статье

  • Автор, Виктория Сафронова
  • Должность, Би-би-си

12 февраля 2024

В российских магазинах стремительно дорожают продукты. По официальным данным, инфляция по итогам 2023 года составила чуть более 7%. Однако обычный человек может чувствовать рост цен намного острее. Русская служба Би-би-си составила свою продуктовую корзину и сделала по ней закупку — в 2019, 2021 и 2024 году. Рассказываем, как изменилась ее стоимость и что подорожало.

В продуктовую корзину, составленную Би-би-си, вошли 59 различных товаров. В основном это то, что люди едят каждый день: крупы, колбаса, консервы, овощи, фрукты и молочные продукты.

Закупку мы провели в одном из магазинов «Пятерочка». Если каких-то товаров из прошлой закупки не было в магазине, то мы посмотрели цены на них в интернет-магазине сети. Если не было и там, то — у ближайших конкурентов «Пятерочки» в России: все еще работающей в стране сети «Ашан» и «Перекрестке». На товар могли действовать какие-то скидки, при этом скидки по карте постоянного клиента мы не учитывали.

В 2019 году этот набор товаров можно было купить за примерно 4,9 тыс. рублей. В 2021 году его стоимость выросла до более чем 5,6 тыс. рублей, а в январе 2024 года — уже почти до 7,4 тыс. За три года стоимость корзины выросла более чем на 30%, а с 2019 года — почти на 50%.

Эти цифры нельзя назвать инфляцией — ее считают в России Росстат и Центральный банк. У них куда более широкий набор данных и выборка из разных регионов России. Поэтому часто их оценка роста цен кажется заниженной, особенно для жителей крупных городов, где цены, как правило, растут быстрее. Но на самом деле это просто «средняя температура» по разным регионам очень большой страны. Закупка конкретной продуктовой корзины может лишь дать представление об изменении цен в крупной торговой сети на популярные категории товаров.

Из 59 товаров в закупке цены снизились только на восемь, все остальное подорожало

Из 59 товаров цены в 2024 году по сравнению с 2021-м снизились только на восемь. Все остальное подорожало. В основном это касается овощей и фруктов: на половину из 16 позиций цены выросли более чем в два раза. А сильнее всего подорожали бананы, огурцы и кабачки.

Рост цен на продукты в российских магазинах в последнее время был неминуем, отмечает генеральный директор аналитического агентства INFOLine Иван Федяков. «Рост себестоимости производства, разрыв производственных и логистических цепочек, поиск новых поставщиков, компонентов — все эти факторы повлияли на увеличение стоимости производства», — комментирует он.

Шринкфляция: меньше упаковка — выше цена

Производители товаров часто идут на хитрость: они уменьшают объем упаковки, но при этом не снижают или почти не снижают цену. Не слишком внимательный покупатель может подумать, что ничего не изменилось, но на самом деле за те же деньги ему становится доступен меньший объем товара.

Этот процесс называют шринкфляцией (от английского shrink — сжиматься). И производители в России к нему прибегали еще до войны. Например, в 2019 году появился ставший знаменитым «девяток» яиц.

После войны шринкфляция в России приобрела новые формы: производители одновременно снизили объемы упаковки и повысили цены — фактически для покупателей эти продукты подорожали еще сильнее, чем это заметно на первый взгляд.

Так, колбаса вареная «Останкино», продававшаяся в московской «Пятерочке» в январе 2021 года по цене 262,99 руб. за 500 г, теперь продается в уменьшенном на 100 г объеме. Цена на упаковку при этом выросла на 33% — до 279,99 руб. за 400 г.

Колбаса «Останкино» подверглась шринкфляции, сократившись в объеме и увеличившись в цене

Объем банки йогурта «АктиБио» — его производила французская Danone, активы которой в России находятся во временном управлении Росимущества, — сократился со 150 до 130 г.

Объем банки йогурта «АктиБио» сократился со 150 до 130 г

Похожее случилось с кетчупом Heinz: объем пакета уменьшился с 350 до 320 г. Американская Kraft Heinz после начала войны решила продать в России свой бизнес по производству детского питания, но пока оставила производство соусов и кетчупов.

 Объем пакета кетчупа Heinz уменьшился с 350 до 320 г

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Реклама подкастов

Из списка товаров в нашей корзине объем также сократили производители шоколада «Бабаевский Люкс» (теперь 90 г вместо 100) и творога «Простоквашино» 5% (200 г вместо 220).

Цены на все эти товары после сокращения объема выросли. Единственным исключением стал шоколад «Бабаевский» — стоимость его снизилась на 21%. Снижение цены оказалось большим, чем сокращение упаковки, то есть в случае «Бабаевского» о шринкфляции говорить не стоит.

Иван Федяков отмечает иррациональность такой стратегии для производителей.

«Формально, чтобы сэкономить, лучше взять больший размер упаковки, чтобы единица продукции была дешевле. Например, упаковку литра молока производитель мог бы поменять на полуторалитровую, потому что в этом случае 100 г молока ему обойдется дешевле: производителю проще и ритейлеру выгоднее. Но в России все ровно наоборот. Мы видим урезание размера упаковки — на это идут, чтобы вписаться в бюджет потребителя. Но в России при этом повышают стоимость — и это абсолютно иррационально. Формально все должно происходить ровно наоборот», — подчеркивает аналитик.

По мнению Федякова, тренд на уменьшение упаковки в ближайшее время сохранится: «Скорее, так и будет происходить урезание размера упаковки, чтобы производители могли вписываться в бюджеты. Но в конечном счете этот процесс ограничен — нельзя уменьшать упаковку до бесконечности. В какой-то момент этот тренд остановится, но не в краткосрочной перспективе».

Яйца и молоко: предложение не успевает за спросом

В конце 2023 года в России все обсуждали цены на куриные яйца — об этом даже спрашивали президента России Владимира Путина на прямой линии. За несколько месяцев — с начала октября по начало декабря — цена за десяток яиц в среднем по стране выросла на 34%.

На фоне роста цен и выросшего спроса магазины в некоторых регионах начали продавать яйца поштучно, а в некоторых городах даже ввели лимит на продажу одному человеку. В Белгороде люди с раннего утра выстраивались в длинные очереди на ярмарку, чтобы купить яйца.

В нашей потребительской корзине оказался десяток яиц «Окское отборное». В 2024 году он стоил 142 руб., а еще в 2021 году почти 103 руб. — за три года десяток подорожал на 38%. В 2019 году он стоил всего 94,5 руб. — на 50% дешевле, чем в 2024 году.

Рост цен на яйца был связан с целым комплексом факторов — например, с дефицитом рабочей силы в сельском хозяйстве, ростом цен на различные корма и добавки и даже с ростом спроса, ведь яйца — это дешевый и доступный источник белка. В целом большинство этих факторов объясняют рост цен и на другие продукты питания.

Среди других наиболее подорожавших продуктов с января 2021-го к январю 2024 года — конфеты «Батончик Рот Фронт», паштет Hame, зефир в шоколаде «Шармэль» и другие.

Цены на молочную продукцию также в основном выросли: например, на 58% подорожал литр молока «Домик в деревне», а на 38% — 200-граммовая пачка творога «Простоквашино».

Эксперты Института конъюнктуры аграрного рынка объясняли это примерно схожим набором факторов: ростом спроса на фоне роста доходов населения при ограниченном предложении и ростом себестоимости производства.

Стоимость упаковки гречки «Мистраль» выросла только на 8%. В конце 2023 года ритейлеры зафиксировали падение цен на гречку. И тут обратные причины: хороший урожай гречихи и большое предложение на рынке, объясняется в исследовании Института конъюнктуры аграрного рынка.

Би-би-си отправила запрос торговой компании X5 Group, которая в том числе управляет сетью «Пятерочка». На момент публикации пресс-служба компании не ответила на вопросы.

Фрукты и овощи: импортные товары все дороже

Особенно заметен рост цен на фрукты и овощи — и это нельзя списать на сезонное подорожание, ведь каждый год мы делали покупку в одно и то же время.

Сильнее всего в этой категории в нашей выборке подорожали бананы — самый популярный по продажам фрукт в России (данные исследовательской компании NielsenIQ). В сравнении с январем 2021 года стоимость килограмма бананов выросла на 108% — с 64,99 до 134,99 руб. В январе 2019 года килограмм бананов стоил 62,99 руб.

В России в целом продают в основном зарубежные фрукты. На стоимость импорта влияет в первую очередь курс рубля, а он в 2023 году был очень нестабилен: почти весь год рубль дешевел, удалось остановить его падение только к концу года. Вместе с падением курса рубля росла и стоимость импортных товаров.

Даже Центральный банк страны летом отмечал, что цены на фрукты — апельсины, бананы, груши, яблоки и виноград — начали расти из-за падения рубля.

Правда, в отношении бананов это далеко не единственная причина роста цен. В январе российских импортеров предупредили о возможных перебоях в поставках бананов из-за массовых беспорядков в Эквадоре. Как рассказала изданию РБК президент Ассоциации импортеров плодоовощной продукции Ирина Норина, вызванная событиями в Эквадоре паника повлекла за собой временное закрытие портов, отмену выдачи контейнеров большинством агентств, срыв доставки картона и отмену среза бананов производителями.

Эквадор — основной поставщик бананов в Россию, до войны на его долю приходилось 96% от закупок бананов в стране. Небольшие доли поставки бананов в Россию — у Вьетнама, Китая, Таиланда и Филиппин.

В начале февраля Россельхознадзор заявил об ограничении ввоза в Россию бананов из Эквадора. Причиной решения назвали обнаружение в эквадорских бананах «опасного карантинного объекта» — многоядной мухи-горбатки. Россельхознадзор объявил о решении после заявления президента Эквадора Даниэля Нобоа о планах передать США старую российскую военную технику в обмен на новую американскую. МИД России раскритиковал это решение.

После конфликта с Эквадором Россельхознадзор объявил о начале поставок в Россию бананов из Индии. По данным ведомства, первая партия уже была отправлена в январе, следующая ожидается до конца февраля.

С августа в России фиксируется значительный рост цен на апельсины. Тогда к концу месяца цена на фрукт выросла на 71% по отношению к августу 2022 года. До начала войны Россия импортировала большинство апельсинов из Египта. Сейчас значительные объемы, кроме Египта, приходятся на ЮАР, Турцию и Аргентину.

Значительно выросли цены на фасованные огурцы: сейчас 600 г стоят в московской «Пятерочке» 223,99 руб., что на 95% превышает цену в январе 2021 года (114,99 руб.). В январе 2019 года стоимость 600 г огурцов составляла 134,99 руб. Килограмм помидоров в нашей закупке за три года подорожал на 14%.

Рост цен на огурцы и помидоры связан с повышением себестоимости. В 2023 году дорожали все компоненты производства — семена, удобрения и другие, отметила генеральный директор российской исследовательской компании «Технологии роста» Тамара Решетникова.

Сказывается и климатический фактор. «У нас страна со сложным, суровым климатом. Климат в целом по России гораздо менее приспособлен для выращивания овощей, фруктов и ягод в открытом грунте, чем, например, в Германии, Франции или США. Именно поэтому у нас в последние годы очень быстро стало развиваться направление тепличного овощеводства, стали появляться и ягодные теплицы, которых раньше не было», — говорит Решетникова.

Выращивание в тепличных условиях, по ее словам, очень затратно — в первую очередь за счет затрат на электроэнергию и отопление. На конечную стоимость тепличной продукции также влияет стоимость зарубежных семян и посадочного материала, средств защиты растений, удобрений. А на все это тоже влияет курс рубля.

Россия после войны все больше импортирует

Стоимость импортной продукции напрямую зависит от курса, рост цен на нее наиболее заметен

Один из наиболее заметных скачков в нашем списке показал пакетированный чай «Майский»: в 2024 году его цена выросла на 100% к 2021 году — до 79,99 руб. за упаковку.

В августе 2023 года «Коммерсант» узнал о планируемом тогда повышении отпускных цен на товары производителя чая и кофе «Май» (включает в себя бренд «Майский») на 6-9%. Компания объяснила это нестабильностью рубля, из-за чего резко выросли затраты на импорт сырья — доля импортируемого сырья и материалов в себестоимости превышает 80%.

По данным ассоциации «Росчайкофе», только 0,2% от потребностей чая Россия закрывает за счет сбора в Краснодарском крае, в то время как в стране фасуется 95% импортируемого чая.

Политика импортозамещения реализуется в России с 2014 года, после введения санкций в связи с аннексией Крыма, но вряд ли ее можно назвать успешной. По данным INFOLine, в 2021 году доля импорта в объеме продовольственных товаров в розничной торговле составляла 24%, а в 2022 году — уже 27%.

До войны в России было локализовано производство популярной у потребителей продукции — в первую очередь это касается продукции крупных западных брендов PepsiCo, Coca Cola, Mars, Nestle, говорит Иван Федяков. После того как компании приостановили свою работу или покинули российский рынок в связи с войной, их продукция перестала выпускаться в стране.

«На некоторых заводах стали выпускать альтернативное: как на заводах Coca Cola — „Добрый Cola“ (стоимость „Добрый Cola“, 0,5 л в нашей выборке составила 67,99 руб. против стоимости Pepsi аналогичного объема в 2021 году — 71,99 руб.). Но потребители привыкли к другим брендам, и многие отказались переходить на заменители, — говорит Федяков. — Поэтому спрос на ту же самую Coca Cola никто не отменил, и если обратить внимание, то этот напиток достаточно хорошо представлен в российских магазинах. По данным исследования INFOLine, сейчас продукция Cola представлена в половине из 25 крупнейших сетей в России. Это и сказалось на том, что многие показатели по импорту продукции не то что сократились, а даже увеличились»

Влияние дефицита кадров

Одной из самых главных проблем для российской экономики, вызванных войной, стала острая нехватка специалистов. В 2023 году уровень безработицы достигал исторических минимумов, а отдельные предприятия столкнулись с рекордным кадровым голодом.

Большинство российских работодателей — 85% — считают, что в 2024 году дефицит кадров останется фундаментальной проблемой для российского рынка труда, говорится в исследовании сервиса HeadHunter для Forbes. Большинство из опрошенных управленцев — 62% — связали дефицит кадров с «внешними, в том числе геополитическими событиями» (в России запрещено публично применять слово «война» к российскому вторжению в Украину).

Нехватка кадров приводит к тому, что производителям приходится бороться за сотрудников — в том числе за счет предложения более конкурентоспособных зарплат. Это в свою очередь ведет к повышению цен на продукцию. Однако важно понимать, что у разной продукции разная составляющая доля себестоимости, связанная с человеческим трудом.

«Условно говоря, для цены огурцов зарплата сотрудников может составлять 15-20% от общей себестоимости производства, а для курятины, при производстве которой все достаточно автоматизировано, это будет только 5%», — отмечает Иван Федяков.

В конце 2023 года агентство INFOLine проводило опрос производителей и поставщиков на тему факторов, препятствующих развитию. «Поставщики назвали главным фактором нехватку персонала, — рассказывает Иван Федяков. — Некоторые прямо четко говорили, что хотят и могут прямо сейчас запустить дополнительный объем выпуска продукции — есть сырье, оборудование и даже спрос на эту продукцию. Но не могут этого сделать, потому что нет людей — и это сейчас повсеместно на производстве»

По мнению Тамары Решетниковой, для формирования стоимости плодоовощной продукции актуальнее вопрос зарплаты, чем дефицита рабочей силы. «Заработная плата в сельскохозяйственном секторе росла опережающими темпами по сравнению с инфляцией. Прирост реальных заработных плат в сельском хозяйстве в прошлом году составил порядка 8-10%», — отмечает эксперт.

Сельское хозяйство всегда было непопулярным местом для кадровых ресурсов, говорит Решетникова. «Работа в этой сфере требует много физического и ручного труда, а зарплата в целом ниже, чем в промышленности. Поэтому привлекательность сельскохозяйственной отрасли еще отстает от нужных параметров, что и вызывает дефицит рабочей силы в любое время года. Наиболее высок дефицит кадров в сфере работы в открытом грунте, поскольку это сезонная работа. В теплицах этого практически нет — там круглогодичная занятость, люди держатся за работу, и зарплаты обычно выше», — говорит Решетникова.

Однако, по данным компании «Технологии роста», дефицит кадров в аграрной сфере влияет не столько на конечную стоимость плодоовощной продукции, сколько на неполный сбор урожая. Имеющееся количество сотрудников в сезон просто не успевает собрать весь урожай.

«Часть продукции остается несобранной, поскольку в некоторые месяцы у нас сложные погодные условия — начинаются либо дожди, либо заморозки, и это делает невозможным сбор в открытом грунте. Поэтому часть продукции ежегодно теряется. А чем меньше собирается продукция, тем более дефицитен рынок — и это может формировать более высокие цены, как отпускные, так и в рознице», — говорит Решетникова.

Как война и мобилизация привели к дефициту сотрудников в России 15 июня 2023
Как война изменила экономику России 11 января 2024

Контекст

Подпишитесь на нашу имейл-рассылку, и каждый вечер с понедельника по пятницу вы будете получать самые основные новости за день, а также контекст, который поможет вам разобраться в происходящем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *