Как удалить nft на opensea
Перейти к содержимому

Как удалить nft на opensea

  • автор:

whoa there, pardner!

Your request has been blocked due to a network policy.

Try logging in or creating an account here to get back to browsing.

If you’re running a script or application, please register or sign in with your developer credentials here. Additionally make sure your User-Agent is not empty and is something unique and descriptive and try again. if you’re supplying an alternate User-Agent string, try changing back to default as that can sometimes result in a block.

You can read Reddit’s Terms of Service here.

if you think that we’ve incorrectly blocked you or you would like to discuss easier ways to get the data you want, please file a ticket here.

when contacting us, please include your ip address which is: 178.132.110.34 and reddit account

NFT-маркетплейс OpenSea начал удалять аккаунты россиян

Белгородское УФСИН опровергло обращение Ефремова на УДО

Фото: 123rf / Legion-MediaФото: 123rf / Legion-Media

Одна из крупнейших платформ для выпуска и торговли NFT OpenSea, начала блокировать и удалять аккаунты российских пользователей. При этом площадка не предупреждает и не объясняет причин удаления.

Первые случаи блокировки были зафиксированы еще два месяца назад, пишет Bits.media со ссылкой на пострадавших пользователей. По их словам, при обращении в OpenSea они получали сообщение, что ресурс временно недоступен по техническим причинам. При этом уже с середины апреля OpenSea начала полностью блокировать учетные записи россиян.

«Ваша учетная запись была заблокирована, потому что противоречит нашим Условиям предоставления услуг. Это означает, что у вас больше не будет доступа к вашей учетной записи OpenSea. Ваши коллекции и любые предметы из этих коллекций были удалены из списка и не будут доступны другим пользователям», — приводит издание заявление площадки для заблокированных пользователей.

Кошельки, подключенные по API к OpenSea переставали работать, а в техподдержке пользователям сообщали, что «учетная запись была заблокирована за нарушение наших условий обслуживания». При этом выяснить, что именно было нарушено, российским пользователям не удалось. Кроме того, часть клиентов из России не могла пройти первичную верификацию при создании новой учетной записи.

Аналогичные меры OpenSea предприняла в марте против граждан Ирана. Однако тогда площадка назвала эту меру вынужденной из-за американских санкций, введенных против страны. Издание отмечает, что пока известны единичные случаи таких блокировок, но «действительные масштабы могут быть значительно больше».

Письмо OpenSea с призывом удалить неактивные листинги NFT вызывает дебаты в Твиттере

bybit

Пользователи Twitter негативно отреагировали на электронное письмо OpenSea, отправленное пользователям, у которых все еще были неактивные листинги в их учетных записях. В электронном письме OpenSea объяснила, что старые листинги NFT все еще могут быть выполнены и должны быть отменены пользователем, поскольку OpenSea не может отменить их от своего имени. Они заявили, что это «предотвратит продажу любого из ваших предметов по неактивной цене листинга» из-за падения цены Ethereum (ETH).

По словам коллекционера NFT под псевдонимом Dingalingts и других пользователей, это предупреждение имело противоположный эффект, и отмена листинга привела к воссозданию заказа. Dingalingts написал в Твиттере ветку, призывающую пользователей «СПЕРВА перевести свой NFT на другой адрес и отменить листинги на исходном адресе ПЕРЕД их отменой».

Он цитирует другого пользователя swolfchan.eth, который утверждал, что потерял как минимум 15 ETH. После отмены листинга Mutant Ape Yacht Club он был повторно выставлен на продажу за 6 ETH, но кто-то, ожидавший в мемпуле ETH, в конечном итоге продал NFT в том же блоке, опередив отмену.

В то время как некоторые пользователи, такие как roundcatcrypto, прокомментировали swolfchan.eth в духе «сам виноват».

«Это на тебе, чувак. Не играй с компанией, пытаясь сэкономить пару долларов», — написал он.

Но другие сплотились в поддержку swolfchan.eth и Dingalingts.

Алекс Аттала, соучредитель OpenSea, ответил на ветку swolfchan.eth, написав в Твиттере, что у них «есть команда, которая работает над этим и сейчас принимает контрмеры». swolfchan.eth связался и спросил, может ли он рассчитывать на возмещение, но не получил ответа.

Почему NFT умер, а крипта — нет

После того, как пузырь NFT сдулся и с треском лопнул, пора поговорить о том, что это было. Тем более, что попытки «раскопать стюардессу» во многих местах не прекращаются. Но, в отличие от Биткоина и криптопроектов вообще, однажды сдувшись, NFT уже вряд ли вернётся. И это к лучшему.

Самым ярким примером, на котором можно объяснить «что это было», является NFT Джека Дорси, основателя «Твиттера», который выпустил NFT в честь первого твита в истории, которым был его твит 2006 года. Он заскриншотил свой твит в декабре 2020, и вскоре его выкупили у него за $2,9 миллионов. Медиа тут же преподнесли это как «Джек Дорси продал свой первый твит!» Ах, если бы это было так. И покупатель, вероятно, рассчитывал, что сможет перепродать «первый твит в истории» намного дороже — но, в итоге, в следующий раз этот NFT попал в новости после эпичного обвала (скажем прямо — лопнувшего пузыря) NFT в апреле 2020, когда обнаружилось, что никто не хочет предлагать за него более $280 — одну десятитысячную, процент от процента — исходной цены.

Вся история NFT в одном заголовке

Текущий оффер за этот твит на OpenSea — около $700. Вряд ли кто-то в своём уме захочет платить за этот NFT даже 10% от его исходной цены, за исключением одного вероятного сценария, о котором я напишу позже. Но пока разберём, что вообще такое NFT и что на этом примере непосвященному (или обманутому) человеку можно о них понять. На самом деле — практически всё необходимое.

Что продаётся?

Продажа NFT первого твита Джека Дорси не означает и не могла означать продажу первого твита Джека Дорси. Твит остаётся в его Твиттере, чтобы что-то с ним сделать — нужно иметь доступ к аккаунту Дорси или же бэкенду Твиттера. Даже с доступом к аккаунту сделать с ним ничего, в общем-то, не получится, кроме как удалить — другого функционала в отношении управления старыми твитами Twitter не предлагает.

С доступом к бэкенду «Твиттера» с ним можно было бы сделать больше — добавить плашку и даже отредактировать его, но стоимость такого доступа гораздо выше $2,9М: она составляет, как узнал недавно весь мир, $44 миллиарда — и такая покупка оказалась не по карману даже богатейшему человеку мира, Илону Маску.

Допустим, если бы даже Твиттер пошёл навстречу NFT-энтузиастам, и дал возможность передавать доступ к отдельным твитам, это означало бы только доступ к их удалению, поскольку ничего другого со старым твитом сделать нельзя. Это, честно говоря, сомнительная ценность для покупки цифрового товара — возможность удалить его из интернета навсегда. Но и такой возможности функционал «Твиттера», повторюсь, не предполагает: с проданным за почти три миллиона долларов NFT со скриншотом первого твита он сам остался в полном распоряжении Джека Дорси, и дальнейшая судьба NFT никак на это не повлияет. Строго говоря, Джек имеет все возможности и полное право удалить свой первый твит в любой момент — и, если бы он это сделал, это было бы замечательным троллингом идеи NFT, потому что показало бы ещё более наглядно оторванность представлений о том, что такое NFT от того, чем они на самом деле являются.

Скажем, если бы Дорси удалил свой твит, то его NFT никуда бы не делся — запись о сделанном им когда-то скрине этого твита так и осталась бы на платформе Ethereum в виде отдельного взятого non-fungible token (NFT) — исчезла бы всякая, даже воображаемая, связь этого токена с самим твитом. Стало бы очевидно, что продаётся ничего больше, чем скрин этого твита.

«Но ведь скрин этого твита может сделать кто угодно! В чём же ценность конкретно взятого скрина?» — спросит внимательный читатель.

Ответ: в том, что его сделал Джек Дорси. И всё. Никакой связи с самим твитом, ни цифровой, ни юридической, у этого токена нет, а о том, что его сделал лично Дорси (и то не факт, он, может, поручил это кому-то) мы знаем из медиа.

Когда это объяснено именно так, то становится ясно, что NFT-бум из себя представлял спекулятивный пузырь самой чистой породы изо всех, случавшихся в истории, начиная с тюльпановой лихорадки в XVII веке. Та, по крайней мере, имела в своей основе тюльпаны — настоящие цветы, пусть, в какой-то момент, и безумно переоценённые рыночными силами.

Для того, чтобы понять, до какой степени NFT являются пустышками, надо взглянуть на это философски: с точки зрения теории прав. Точнее, права собственности, которое и передаётся при продаже. Классификации прав собственности возможны разные, в зависимости от контекста, в котором они рассматриваются.

В данном контексте их можно рассматривать в двух измерениях:

Права договорные (когда есть некоторое обещание, которое защищается третьей стороной — законом, репутацией, или просто возможностью «устроить разборки»). Самое очевидное — это прописанные в законе и законом же защищаемые права, за нарушение которых (например, продал дом, но отказываешься в него впускать нового собственника) можно, в конечном итоге, оказаться в тюрьме. Или права основанные на обещании, нарушение которых может повлечь как ущерб репутации, так и прямой физический ущерб, если к нарушителю прав придут «разбираться». В любом случае, это предполагает вмешательство некой стороны для исполнения обещания, сделанного при продаже, в какой бы форме оно ни было сделано (и в зависимости от формы этого обещания).

Права физические — иными словами, право, основанное на принципе «потому что могу». Когда при продаже объекта покупатель получает к нему исключительный физический доступ, позволяющий делать ему с ним что угодно вне зависимости от пожеланий и воли продавца. Например, когда вы покупаете ботинки, вы можете их носить, можете их подарить, а можете связать шнурки и закинуть их на провода — с момента, когда они у вас в руках, продавец ваши действия с ними уже не контролирует. В цифровом мире это тоже работает: «что скачали — то пропало». Если какой-то файл, который не должен был попадать в открытый доступ, в него утекает — сделать тем, что уже успели скачать, ничего не получится — те, у кого окажется этот сохранённый файл, могут не иметь на него ни моральных, ни договорных, ни законных прав — и всё же смогут им распоряжаться как могут потому что могут.

При покупке чего-либо где-либо надо всегда учитывать эти два вида прав в виду, и понимать, что вы приобретаете.

Если первое — право, основанное на договоре, каком-то обещании — то что именно обещается, с какими ограничениями, и, главное, как это обещание будет энфорситься в случае нарушения. Судом, жалобой в социальных сетях, или просто возможностью придти кому-то набить морду.

Если второе — фактическое право распоряжения объектом, то в чём оно заключается (как именно можете распорядиться получаемым объектом), и какие ограничения предполагает (скажем, скачанный фильм в стандартном формате можно скопировать и отредактировать, а вот купленные ботинки переделать или размножить просто так не получится).

Совокупность этих двух измерений позволяет составить карту прав собственности в отношении любого предмета покупки или другой формы приобретения. Например, скачанная пиратским образом песня находится в полном распоряжении скачавшего даже если у них нет на неё юридических прав до тех пор, пока у них есть доступ к физическому носителю, на который она сохранена. И так же у него есть право (возможность) передачи её другому лицу. А песня, купленная в Apple Music, доступна ему в ограниченном формате — пока он не сменит регион, к которому привязан платёжный аккаунт в iTunes, и без права передачи (в подарок, по наследству, за деньги). Но зато Apple обещает восстановить к ней доступ с любого устройства — и право это защищено, в первую очередь, юридическими обязательствами компании и отчасти — репутационными соображениями. Поэтому на нашей воображаемой карте прав по оси X, физические права, песня в Apple Music будет расположена относительно низко — например, 0,2 по шкале от нуля до единицы, а по оси Y (обещанные права) — где-то посередине, 0,5. Итого: 0,2; 0,5. Весьма ограниченные права.

Теперь приложим эту шкалу к NFT в чистом виде, на примере NFT первого твита Джека Дорси и получим: 0; 0.

Ось X (физические права): 0. Никакой материальной (физической, цифровой) связи с оригинальным твитом при покупке его NFT не передаётся. NFT был продан и может быть перепродан бесконечное количество раз, твит всё равно остаётся в аккаунте Дорси, действия с ним может совершить только Дорси (или тот, кто имеет доступ к его аккаунту) или сам Twitter как сервис.

Ось Y (обещанные права): 0. Никаких обязательств, связанных с продажей NFT со скрином своего первого твита (например, не удалять его) Дорси не давал. И, что важно для данного обсуждения — и не мог дать! Всё, что позволяет NFT как технология, ограничено возможностями блокчейна, на котором токен выпущен. И в эти возможности не входит заключение контрактов, имеющих силу за пределами этого блокчейна. Скажем, чтобы получить какие-то формальные права на этот твит — покупателю пришлось бы заключить обычный договор в какой-либо юрисдикции. Что, правда, сразу исключает из игры NFT как таковой: если уже заключён договор купли-продажи, то зачем нужен NFT? Можно, конечно, заключать договор купли-продажи NFT, но это возвращает нас к проблеме №1: не существует никакой материальной связи между NFT и объектом, который он символизирует.

Поэтому в случае NFT даже при всём желании заключить договор купли-продажи не получится: ведь тогда встанет вопрос о формулировке предмета продажи. И это разоблачит всю идею, как честный мальчик — голого короля: твит продать невозможно. Можно продать действие (удаление) с этим твитом. Но это не имеет никакого отношения к NFT, Этереуму, блокчейну и всей криптосфере как таковой. Либо NFT, в котором записан скриншот этого твита — но это не имеет никакого отношения к самому твиту.

И вот на этом умолчании, раздутом до размеров гигантского обмана, и держится весь пузырь NFT: он надувается, пока людям продаются какие-то невнятные ассоциации — с первым твитом, Джеком Дорси, миллионерами, миллиардерами и селебрити, или даже простыми художниками и создателями анимации, втянутыми в промо NFT — и неизбежно сдувается, как только начинаешь разбираться, что именно там продаётся: пустота. Точнее, запись на блокчейне, которая хоть и является «уникальной», ценности из себя никакой не представляет. Любой может создать NFT с другим скрином первого твита Джека Дорси, или любой картинкой из галереи «NFT-искусства» даже на том же «Этереуме», не говоря уж о множестве других блокчейнов, предлагающих функционал NFT — например, теперь уже печально известную «Солану».

Собственно, этим мошенники на подъёме NFT-бума массово и занимались: воровали чужой контент, делали на его основе NFT и продавали как «цифровое искусство». Никаких прав на это искусство покупателям это не давало, авторы его, зачастую, даже не были в курсе, что их арт где-то продаётся, а покупали его или обманутые хайпом пиара, в который были втянуты практически все медиа и медиа-персоны крупнейшего калибра, люди, полагавшие, что покупают что-то большее, чем цифровую запись о скопированной или заскриненной картинке, либо жулики (простите — инвесторы), прекрасно понимавшие, что приобретают, но надеявшиеся на хайпе успеть перепродать NFT дороже, чем успели купить.

Неудивительно, что этот пузырь лопнул так же быстро, как успел надуться. Если что-то его и продержало достаточно долго, чтобы он успел надуться до своих размеров — и держит до сих пор, поскольку тема NFT где-то барахатается на периферии публичного дискурса, зализывая раны и надеясь на своё возвращение (кто-то же предлагает за твит Дорси $700 даже сегодня) — то только намеренная усложнённость понимания, что такое NFT. Усложнённая в квадрате: уже существовавшая сложность для понимания массовым интернет-пользователям темы криптовалют умноженная на сложность новой темы в теме крипты.

Сложность абсолютно дутая, потому что в корне NFT предельно просты: NFT — это цифровая запись, указывающая на файл в интернете. Чаще всего, картинку, но может быть любой цифровой объект. Это даже не сам файл (блокчейн не является хранилищем файлов, только записей). Иными словами, линк. Таким образом, в NFT может быть превращена любая ссылка в интернете — например, на эту статью. Но при покупке её пользователь получит не больше, чем при покупке URL этой статьи, какую бы сумму они на это не потратили — они не станут её автором, не смогут её просто так изменить, не смогут ограничить к ней доступ или пользоваться той же самой ссылкой другим — это даже не даст автоматического упоминания в статье или где-то рядом, что кто-то продал или купил на неё ссылку.

В общем, когда это подано именно так — становится очевидной полная абсурдность представления NFT как рыночного товара. Именно поэтому, рассчитывая на NFT заработать, это нельзя подавать прямо. Нужно — что и было сделано, и до сих продолжается делаться — массово, организованно, коллективно и самозабвенно врать (извините, вводить в заблуждение) о том, что такое NFT и что оно означает, создавая у людей впечатление, что вместе со ссылкой на цифровой объект идут какие-то уникальные права, формальные или фактические, на этот объект. Хотя бы толика, а не ноль по обоим осям координат — абсолютный ноль с точки зрения любых прав.

С точки зрения продавца — идеальный продукт для продажи. Чистый воздух в банке — усилий для создания NFT прилагается столько же, сколько нужно для того, чтобы закрыть пустую банку с воздухом крышкой и налепить на неё привлекательную этикетку, будь то скриншот первого твита, морда скучающей обезьяны или распечатанная обложка альбома «Нирваны». Главное усилие, которое здесь требуется — это убедить кого-то эту банку с воздухом купить.

С точки зрения покупателя — он купил банку с воздухом.

Момент, когда кривая представлений о ценности банки с воздухом сравняется с реальной полезностью банки с воздухом — только вопрос времени, и это уже произошло в апреле, когда NFT-пузырь лопнул.

Пойдёт ли спрос (и цены) на NFT вверх снова? Вполне возможно, спустя какое-то время, если публике не объяснить достаточно чётко, что NFT — это банки с воздухом. Намеренная сложность темы NFT не исключает того, что пузырь снова, через какое-то время, начнёт раздуваться, в этот раз под соусом: «Биткоин тоже падал — а потом ничего, вырос». Это единственный разумный сценарий, который я обещал выше, при котором кто-то может попытаться перекупить ссылку на скриншот первого твита в «Твиттере» за сколько-нибудь значительную сумму: когда кто-то начнёт вновь накачивать тему NFT деньгами, чтобы раздуть пузырь рынка банок с воздухом и навариться на нём ещё разок.

В этом контексте очень важно понимать, что NFT — это даже не криптовалюта, и те же правила, что действуют на криптовалюты, на них не распространяется.

Является ли NFT приговором криптовалютам?

Нет. Хотя NFТ отражают, до какой степени абсурда может заходить блокчейн-тематика, отрываясь от реальности и затягиваясь в пучину финансовых интересов, это, всё-таки, пример именно что доведения идеи блокчейна до абсурда.

В отличие от NFT, вся «ценность» которых в их уникальности (что само по себе не ценнее абсолютно любого URL или ip-адреса в интернете, которые по определению уникальны), криптовалюты имеют ценность как средства обмена (денег), а криптотокены — ту ценность, которая связана с сервисами, на которых они используются.

Поэтому, инвестировать в Биткоин имеет смысл в 2022 так же, как в 2021, и даже больше, потому что Биткоин сейчас упал — то есть, его можно купить дешевле — но он никуда не денется. Как трансграничное неофициальное средство платежей Биткоин не исчезнет никуда и никогда, только если его не запретят законом во всех странах мира разом, чего пока не наблюдается даже на самом отдалённом горизонте. А значит, потребность в нём, особенно в мире, в котором возникает всё больше заборов и преград в виде санкций и блокировок всякого рода, неизбежно будет сохраняться и в дальнейшем. А пока будет потребность — будет и ценность.

Нет сомнения в том, что, когда начнёт в очередной раз расти Биткоин — полезут вверх и NFT, но ничем, кроме банок воздуха NFT от этого быть не перестанут — а реальная потребность в Биткоине для транзакций реальна и будет оставаться такой ещё очень долго.

То же самое касается и токенов, особенно представляющих платформы, предлагающие реальную полезность в мире растущей цифровой цензуры. Если Биткоин позволяет игнорировать границы, запреты и санкции для монетарных транзакций, то сервисы web 3.0 расширяют их возможности, позволяя людям организовываться, общаться, совместно работать, сотрудничать, совершать оплаты и зарабатывать в независимой децентрализованной среде.

Сейчас новое поколение сервисов будущего, платформ, которые составят web 3.0, только нарождается. Их можно назвать несколько: Utopia, Y messenger, Keybase и TOR. Цель всех этих сервисов – защита и безопасность контактов пользователей между собой.

Самая многофункциональная система среди них — Utopia. Y messenger – это мессенджер, который создаётся, чтобы быть защищённым, но при этом удобным как Telegram или WhatsApp.

Блокчейн-стартап Keybase создавал криптографически защищённое хранилище файлов. А в 2020 году его купил Zoom, и специалисты Keybase занялись повышением безопасности сервиса.

Ну а всем известный Tor представляет собой только браузер, предлагающий шифровку и анонимизацию траффика. «Утопия» же — это площадка для полноценного взаимодействия людей между собой, включая общение, и платежи. Таким образом, в «Утопии» люди могут не только общаться, но и сотрудничать, создавать разные проекты, коллаборировать, строить бизнесы в настолько защищённом и безопасном режиме, насколько им необходимо.

С помощью Utopia пользователи могут обмениваться мгновенными текстовыми и голосовыми сообщениями, передавать файлы, создавать групповые чаты, каналы и новостные ленты, а также организовывать приватные обсуждения. К каналу можно привязать геометку с помощью uMaps, что облегчает доступ по каналам Utopia и обеспечивает дополнительный уровень безопасности. Это позволяет не пользоваться публичными картографическими сервисами, которые, как известно, собирают данные для пополнения массивов Big Data.

uMail – это децентрализованная альтернатива классической электронной почте. В передаче и хранении писем не участвуют серверы. Аккаунт uMail, который можно создать за минуту, предоставляет возможность пользоваться неограниченным количеством сообщений и местом для хранения вложенных файлов. Применяемое экосистемой Utopia шифрование гарантирует безопасность передачи и хранения почты. Аккаунт uMail, являющийся неотъемлемой частью Utopia, не может быть заблокирован или захвачен.

Все финансовые инструменты доступны во встроенном в Utopia кошельке uWallet: отправляйте и принимайте мгновенные платежи в криптовалюте Crypton, которая используется в Utopia, добывайте валюту, принимайте платежи на вашем сайте, оплачивайте Crypto карты, не раскрывая вашу личность, или выставляйте счета за ваши услуги другим пользователям Utopia. Среди других функций необходимо упомянуть API и консольный клиент для удобства и простоты интеграции.

Сеть Utopia включает безопасную альтернативу традиционной системе доменных имен (DNS) – систему имен Utopia (uNS). Это децентрализованный реестр имен, которые невозможно захватить, заморозить или повредить. После регистрации они останутся вашими навсегда. uNS совместно с функцией пересылки пакетов позволяют организовать туннеллирование любых данных между пользователями экосистемы и хранить разные типы ресурсов, включая веб-сайты, в сети Utopia.

Доступно множество других потрясающих функций, которые вам понравятся, например, шифрование голосовых звонков, тонны стикеров и смайликов, многопользовательские игры, инструменты для совместной работы и организации. Это полноценный прообраз Веб 3.0.

Как и Биткоин, который позволяет игнорировать границы, запреты и санкции, сервисы web 3.0 создают реальную полезность в мире растущих цифровых ограничений, блокировок и санкций. В отличие от NFT, которые в себе воплотили всё, за что люди не любят и критикуют криптотематику, Биткоин и web 3.0 — это светлая сторона блокчейна, за которой будущее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *