Кто заработал в кризис 2008
Перейти к содержимому

Кто заработал в кризис 2008

  • автор:

Они заработали миллиарды на кризисе 2008 года. А сейчас?

Они заработали миллиарды на кризисе 2008 года. А сейчас?

Фото: Google

Автор: Яна Кудрявцева 18.09.2018 16:04

37015

Всегда оставаться на высоте – задача не из легких.
В прошедшие выходные исполнилось 10 лет банкротству Lehman Brothers – знаковому событию, которое многие связывают с началом мирового финансового кризиса. В то время большинство инвесторов потеряли крупные суммы денег, но некоторым из них удалось добиться успеха и войти в историю. Они стали героями фильмов и книг, главной темой обсуждения на публичных выступлениях. Они вдохновили других следовать по их стопам и учиться видеть первые признаки предстоящих экономических спадов. Они «зашортили» кризис и заработали на нем миллиарды. Но успех не длится вечно. CNBC подробно рассказал, что стало с четырьмя «победителями» финансового кризиса за последнее десятилетие.

Дэвид Айнхорн

Айнхорна называют самым «провидческим» инвестором всего финансового кризиса. В мае 2008 года, всего за несколько месяцев до того, как Lehman Brothers объявил о банкротстве, управляющий хедж-фонда сообщил на очередной конференции Ira W. Sohn Investment Research, что инвестиционный банк представляет собой риск для финансовой системы в целом. Айнхорн также сознался в том, что его фирма Greenlight «шортила» Lehman во время того, как он произносил эту речь. Тем не менее «светлая полоса» Айнхорна продлилась не так долго – в последнее время инвестор сталкивается с немалыми трудностями. В 2017 году фонд Greenlight Capital получил всего лишь скудные 1,6% прибыли, по сравнению с ростом S&P 500 на 19,4%. Читайте: Налоговый вычет по ИИС – пошаговая инструкция от юриста В этом году показатели стали еще хуже – по данным на конец августа убытки достигли почти 25%. По словам Айнхорна, неэффективность фонда кроется в неверном выборе инвестиционной стратегии для текущей рыночной ситуации, а именно – инвестирования «в стоимость».

Мередит Уитни

«Звездная» ставка Уитни пришлась на Citigroup. Еще в октябре 2007 года она заявила, что корпорации необходимо сократить дивиденды из-за неправильного управления, которое и стало причиной значительного падения акций банка. Замечание Уитни практически сразу же получило отклик – спустя несколько дней генеральный директор банка Чак Принс ушел в отставку, а через две недели компания уменьшила дивидендные выплаты. Но Уитни так и не удалось добиться такого же успеха после того, как рынок вступил в «бычью» фазу. В 2010 году во время телешоу «60 минут» на CBS она пророчила обвал на рынке муниципальных облигаций, но предсказание так и не воплотилось в реальность. Затем Уитни открыла хедж-фонд, но, судя по данным The Wall Street Journal, он сразу начал терпеть убытки и к 2015 году закрылся. В том же году Уитни присоединилась к Arch Capital Group. Представитель Arch Capital подтвердил, что она все еще работает в компании и управляет долевыми инвестициями.

Джон Полсон

Самую выгодную ставку против ипотечного «пузыря» в свое время сделал Полсон. В 1994 году он основал собственную инвестиционную компанию Paulson&Co, которая в период между 2007 и 2009 годами принесла прибыль размером в $20 млрд. Такой успех стал возможен благодаря его ставке против высокорискованных ипотечных бумаг, которую он сделал посредством дефолтных свопов. Сам Полсон заработал на этом приблизительно $4 млрд. Но несмотря на успехи в прошлом, в последнее время фирма сталкивается с большими убытками. Как сообщает Bloomberg, в начале этого года активы Paulson&Co упали с $38 млрд (по состоянию на 2011 год) до $9 млрд. Кризис наступил после того, как некоторые из его фондов не принесли ожидаемую прибыль. По данным СМИ, в 2016 году показатели фонда Paulson Partners Enhanced снизились на 49% и еще на 35% в прошлом году, а прибыль Paulson Partners за последние четыре года упала более чем на 40%.

Стив Айсман

Трейдер обязан популярностью Марку Льюису, автору книг, критикующих алчность Уолл-стрит, по одной из которых был снят одноименный фильм «Большая игра на понижение». Стив Кэрелл, номинант на Оскар, сыграл в нем Стива Айсмана (управляющий Марк Баум). Айсман предугадал кризис 2008 году и сделал состояние на коротких продажах ипотечных бумаг. Дела шли настолько хорошо, что хедж-фонд, находящийся в то время под его управлением, более чем удвоился – с $700 млн до 1,5 млрд. Но триумф Айсмана продлился недолго. В 2012 году инвестор ушел из FrontPoint и основал свой собственный фонд под названием Emrys Partners. В течение двух лет после открытия фонд демонстрировал неоднозначную динамику (3,6% в 2012 году и 10,8% в 2013 году), поле чего Айсман принял решение о закрытии. В сентябре 2014 года он присоединился к Neuberger Berman в качестве управляющего портфелем активов. Согласно данным веб-сайта фирмы, на данный момент под его управлением находится около $767 млн.

Миллиарды на крахе Как медик, предсказавший кризис недвижимости в США, стал миллиардером

Кризисы не только разоряют людей, но и обогащают, создавая новых миллиардеров. Выигрывает тот, кто умеет предвидеть последствия тех или иных действий. Одним из таких «провидцев» стал одноглазый и нелюдимый доктор медицины Майкл Берри. Его обогатил финансовый кризис 2008 года в США, вошедший в историю как кризис недвижимости класса subprime.

Хобби доктора

Майкл Берри (Michael Burry) хотел стать доктором и поначалу не помышлял о профессиональном инвестировании. Выучившись по специальности «Медицина» в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, он продолжил обучение в Вандербильтском медицинском университете в Теннеси. Затем вернулся в Калифорнию и устроился на работу в Стэнфордский госпиталь. Это была середина 1990-х годов, когда в США стремительно надувался пресловутый пузырь доткомов.

Люди скупали акции всех компаний, так или иначе связанных с интернетом. Считалось, что это многообещающий инновационный сектор, который принесет большую прибыль. Совсем не интересоваться финансовыми рынками в то время было просто невозможно. Не миновало всеобщее сумасшествие и молодого медика. Несмотря на загруженность в госпитале, Майкл стал читать материалы по инвестированию в интернете в свободное от работы время. Молодой человек был очень замкнут и нелюдим. Он даже сам поставил себе диагноз — Синдром Аспергера — нарушение развития, характеризующееся серьезными трудностями во взаимодействии с окружающими. Интернет стал для доктора-интроверта второй средой обитания.

Однажды, в 1996 году, Бэрри набрел на сайт, посвященный техническому анализу стоимости акций. Его чрезвычайно заинтересовала эта тема. Доктор стал изучать, как предсказывать динамику цен ценной бумаги на основе анализа изменения ее цены в прошлом. Берри стал вкладываться в ценные бумаги, попутно делясь своими прогнозами котировок в интернете. Поначалу финансисты, участвовавшие в форумах, относились к нему скептически, но со временем обнаружили, что его прогнозы довольно часто попадают в точку. Те, кто инвестировал, учитывая его прогнозы, стали зарабатывать немалые деньги. Его мнение приобрело большой вес. При этом сам он обыгрывал профессиональных финансистов, получая 50-процентную прибыль там, где другие инвесторы терпели убытки.

Майк Берри стал успешным инвестором несмотря на то, что у него на свое «хобби» оставалось совсем мало времени: рабочая смена в больнице длилась 16 часов, поэтому на работу с блогом у него оставалось не более 3 часов (с 24:00 до 3:00). В результате в 2000 году он принял решение оставить медицину и сделать свое увлечение профессией. Берри основал хедж-фонд Scion Capital.

Увидеть брешь

Старт инвестиционной деятельности Берри пришелся как раз на время, когда пузырь доткомов лопнул. Кульминация кризиса, принесшая многим инвесторам серьезные убытки (а кому-то хорошие барыши) произошла 10 марта 2000 года. Тогда индекс NASDAQ достиг 5132,52 пункта в течение торгов и упал до 5048,62 при закрытии. Последующая вера инвесторов в прогнозы Берри была обеспечена успехом его фонда после этого драматического падения рынка. В первые несколько лет фонд Берри принес своим инвесторам 250 процентов прибыли.

Лопнувший пузырь дал рынку новые идеи. Люди протрезвели от увлечения компаниями IT-сектора, за которыми зачастую не стояло никакой реальной стоимости. Во всяком случае, ее очень трудно было оценить. То ли дело недвижимость! Все зримо, надежно и имеет понятную и реальную стоимость. Однако Майкл Берри быстро понял, что этот рынок рано или поздно обвалится. И произойдет это, как ни странно, из-за «продвинутости» американского финансового рынка.

Вид на Таймс-сквер из офиса Nasdaq

Выдавая ипотечные кредиты, банк, разумеется, проверяет заемщика. Заемщиков относят к соответствующим категориям — высокой надежности, средней и низкой, которым выдавать кредит рискованно. На ипотечные кредиты выпускались всевозможные производные инструменты. Классическими производными инструментами, торгуемыми на российском рынке, являются фьючерсы и опционы — контракты, предоставляющие право или обязанность купить товар в будущем по заранее оговоренной цене.

Производные в США, в силу развитости финансового рынка, имеют гораздо более сложную структуру, чем те, которые мы можем наблюдать в секции срочного рынка Московской биржи. Сложные финансовые продукты позволяли банкам и финансовым компаниями «упаковывать» кредиты с разной степенью риска в единый пул. В результате кредиты, выданные как надежным, так и ненадежным заемщикам, продавались как бы «в едином пакете». Отсюда и возникло название subprime mortgage — «недопервосортная ипотека». Вроде бы prime, но не совсем, с примесью. На деле же это были «мусорные» займы с небольшой примесью хороших.

В подобном структурированном продукте могли быть «зашиты» тысячи кредитов с разной степенью риска. Проверить их по отдельности нет никакой возможности. Вот рейтинговые агентства и не проверяли, выставляя таким «финансовым химерам» высшие оценки. А раз рейтинг высокий, то финансовый продукт хорошо торгуется и пользуется спросом. А если такое покупают, не проверяя базовый актив (то есть сами кредиты), значит, и выдавать кредиты можно, не особо обращая внимание на платежеспособность кредитополучателя.

Организация, изучавшая платежеспособность заемщиков, Федеральная корпорация по долгу и сбережениям (Federal Savings and Loan Insurance Corporation — FSLIC) эту брешь в финансовой системе не видела. Она исследовала в основном только уровень общей закредитованности заемщиков по отношению к валовому продукту, но плохо учитывала другие обязательные платежи домохозяйств.

Майкл Берри в 2005 году проанализировал несоответствие котировок по производным инструментам, базовым активом которых были ипотечные кредиты, вероятности дефолта по ним. По его оценке, неисполнение обязательств по данным инструментам было гораздо выше, чем оценивали рейтинговые агентства. А раз по таким бумагам грядет дефолт, то на этом можно заработать, решил Берри.

Купите банкротство

Сложный и развитый финансовый рынок США заложил мину под финансовую систему страны, и он же позволил Берри обогатиться. Поняв, что на ипотечном рынке надулся финансовый пузырь, талантливый финансист стал покупать бумаги, обеспечивающие выплаты в случае дефолта по производным на «субпраймовую» недвижимость. Это своеобразная страховка — держателю данной бумаги выплачивается определенная сумма, если компания не смогла расплатиться по своему обязательству. Такие страховки называются дефолтными свопами. Выпускала их Американская страховая корпорация (American International Group, Inc. — AIG). Стоили данные бумаги копейки, поскольку никто не верил в дефолт по бумагам крупных и солидных корпораций. Мало того, это же производные, завязанные на рынок недвижимости. А инвесторы считали, что американская недвижимость будет дорожать всегда, а инвестиции в нее особо надежны.

Тем не менее Майкл Берри стал не только сам активно скупать дефолтные свопы на производные, но и смог привлечь других инвесторов. Ему удалось убедить нужных людей, что бумаги, якобы обеспеченные недвижимостью, скоро превратятся в ничто. Тогда бумага, страхующая этот риск, принесет большие деньги. Были и те, кто, вложившись в фонд Майкла, потом стал беспокоиться за свои деньги. Но финансист, уверенный в правильности своих расчетов, аккумулировал в фонде Scion Capital страховок от банкротства на 1 миллиард долларов. Это были не только его собственные, но и чужие деньги.
Что произошло дальше, известно: в 2008 году держатели акций американских корпораций потерпели убытки примерно на 8 триллионов долларов. Общая стоимость их акций упала с 20 до 12 триллионов долларов. Многие сотрудники финансовых корпораций остались без работы. Волны кризиса «субпраймовой недвижимости» прокатились по всему миру.

А Майкл Берри заработал в страшном кризисном 2008 году 200 миллионов долларов. Теперь он не привлекает сторонних инвесторов, инвестируя только свои деньги. Хедж-фонд Scion Capital ему больше не нужен.

В чем была суть финансового кризиса 2008 года и повторится ли он сейчас

Фото: Shutterstock

Финансовый кризис 2007–2008 годов, также известный как кризис субстандартного ипотечного кредитования, или Великая рецессия , начался в США с коллапса на рынке недвижимости. Однако последствия этого кризиса, проявившиеся в виде краха ряда крупных инвестиционных и коммерческих банков, ипотечных кредиторов и страховых компаний, угрожали разрушить международную финансовую систему. Рецессия в США официально продолжалась с декабря 2007 года по июнь 2009 года, а глобальная рецессия, затронувшая экономики по всему миру, длилась в некоторых странах до 2011 года. Во время Великой рецессии падение ВВП по паритету покупательной способности развитых стран достигло 3,4%, а рост ВВП развивающихся экономик замедлился с 5,8% в 2008 году до 2,8% в 2009 году, согласно данным Всемирного банка. В России ВВП в 2009 году упал на 7,9%. После кризиса большинство стран так и не вернулось к докризисным темпам экономического роста.

Рецессия (лат. recessus — «отступление») — это устойчивое и значительное снижение темпов экономического роста

Почему произошел кризис 2008 года

Хотя точные причины финансового кризиса остаются предметом споров, экономисты называют ряд наиболее значимых факторов. Федеральная резервная система (ФРС) США в период с мая 2000 года по декабрь 2001 года снизила ставку по федеральным фондам с 6,5% до 1,75%.

Ставка по федеральным фондам — это процентная ставка, на основе которой коммерческие банки занимают и дают в долг свои избыточные резервы друг другу на короткие сроки (как правило, overnight, то есть на один день).

Это позволило банкам предоставлять дешевые потребительские кредиты и стимулировало их кредитовать даже клиентов с высоким уровнем риска. Потребители воспользовались заемными деньгами для покупки бытовой техники, автомобилей, но, главным образом, домов. В результате возник жилищный пузырь — быстрый рост цен до уровня, значительно превышающего стоимость жилья, служащего залогом по кредитам.

Фото:Shutterstock

Изменения в банковском законодательстве дали банкам возможность предлагать даже ненадежным клиентам нестандартные ипотечные кредиты. Они предусматривали либо выплаты основной суммы задолженности в конце срока действия кредитного соглашения, либо имели плавающую ставку — низкую для первоначального периода, а затем резко возрастающую (в зависимости от ставки по федеральным фондам). Пока цены на жилье продолжали расти, рискованные заемщики могли защитить себя от высоких ипотечных платежей путем рефинансирования, займа под возросшую стоимость жилья или продажи жилья с прибылью и погашения ипотечного кредита. В случае дефолта банки могли вернуть собственность и продать ее дороже, чем сумма первоначального кредита. Субстандартное, рискованное кредитование было выгодной инвестицией для многих банков, и они активно предлагали такие кредиты клиентам даже с плохой кредитной историей или небольшим количеством активов, зная, что эти заемщики не смогут позволить себе погасить кредит. В результате доля рискованных ипотечных кредитов среди всех кредитов на покупку жилья увеличилась с 2,5% до почти 15% с конца 1990-х по 2004–2007 годы.

Субстандартная ипотека — это ипотечный кредит, который выдают заемщикам с низким кредитным рейтингом.

Росту такого кредитования способствовала широко распространенная практика секьюритизации, когда банки объединяли сотни или даже тысячи ипотечных кредитов и других форм потребительского долга в транши облигаций и продавали на рынках капитала другим банкам и инвесторам, включая хедж-фонды и пенсионные фонды. Облигации , обеспеченные в основном ипотечными кредитами, стали называться ипотечными ценными бумагами (ИЦБ, MBS). Они давали право их покупателям на долю процентных и основных платежей по базовым кредитам.

Фото:Shutterstock

Продажа таких бумаг казалась банкам хорошим способом повысить ликвидность и снизить риск субстандартных кредитов, а покупка таких бумаг выглядела вариантом диверсификации портфелей и дополнительного заработка. Поскольку цены на жилье продолжали свой стремительный рост в начале 2000-х годов, MBS стали широко популярны и их цены на рынках капитала, соответственно, выросли. Помимо этого, смягчение регулирования привело к тому, что банки, инвестиционные компании и страховщики получили возможность выходить на рынки друг друга и сливаться, что привело к образованию конгломератов, банкротство которых могло бы обрушить всю финансовую систему. Тогда появилось расхожее выражение too big to fail, или «слишком большой, чтобы обанкротиться».

Фото:Shutterstock

В 2004 году Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) также ослабила требования к чистому капиталу, то есть соотношению активов и обязательств, которое позволяет защитить вкладчиков от неплатежеспособности кредиторов, что побудило банки вкладывать еще больше денег в MBS — рост их стоимости был косвенно обусловлен продолжением роста жилищного пузыря. Однако длительный период глобальной экономической стабильности и роста, начавшийся в 1980-х годах и известный как «Великая умеренность», убедил (как впоследствии выяснилось, ошибочно) многих руководителей американских банков, чиновников и экономистов в том, что экстремальная экономическая нестабильность навсегда осталась в прошлом. Это заставило рынок игнорировать явные признаки надвигающегося кризиса и продолжать рискованное кредитование, заимствования и секьюритизацию. ФРС с июня 2004-го по июнь 2006 года повысила ставку с 1,5% до 5,25%, что привело к большому числу дефолтов у субстандартных заемщиков, у которых были ипотечные кредиты с плавающей ставкой. Рынок жилья тем временем насытился, и цены на жилье начали снижаться. После этого MBS, основанные на низкокачественных ипотечных кредитах, также стали падать в цене, что привело к убыткам многих банков и пенсионных фондов. В результате 15 сентября 2008 года американский инвестиционный банк Lehman Brothers подал заявление о банкротстве, которое стало крупнейшим за всю историю США. Падение этого банка стало тем, что многие считают началом глобального финансового кризиса 2008 года. Даже спустя десять лет после банкротства Lehman Brothers так и не вернулись к докризисным траекториям роста 60% экономик, которые не затронул банковский кризис, и 85% экономик, по которым он ударил, говорится в исследовании Международного валютного фонда (МВФ). Также к 2017 году траектория роста инвестиций в мире в среднем была на 25% ниже, чем она могла бы быть, не случись кризиса.

Что происходит с банками США в 2023 году

Американский Silicon Valley Bank (SVB) 11 марта стал самым крупным банкротом в банковском секторе США со времен глобального экономического кризиса 2008 года, оценил Bloomberg. Банк был закрыт в связи с недостаточной ликвидностью и неплатежеспособностью, что стало одним из крупнейших банковских банкротств в истории США, указывает The New York Times. SVB был на 16-м месте по величине активов в США. Также обанкротился Signature Bank с аналогичным портфелем акций и был ликвидирован Silvergate Capital. Причинами краха Silicon Valley Bank стала жесткая политика ФРС США и высокая инфляция, на фоне которой основные заемщики банка — технологические стартапы — испытывали нехватку средств и снимали депозиты со счетов. При этом средства клиентов, привлеченные ранее на депозиты, банк вкладывал в долгосрочные облигации, которые рассчитывал держать до погашения. Высокая ставка и риск рецессии привели к падению цены долговых бумаг, и на фоне набега вкладчиков банк был вынужден продать активы по более низкой цене и зафиксировать убыток.

Кадр из фильма «Игра на понижение» (Big Short)

Президент США Джо Байден заявил, что американские налогоплательщики не понесут потерь из-за проблем обанкротившихся Silicon Valley Bank (SVB) и Signature Bank. «Сегодня, благодаря оперативным действиям моей администрации в последние пару дней, американцы могут быть уверены в том, что банковская система в безопасности. Ваши вклады будут на месте, когда они вам понадобятся», — сказал он. Также президент США добавил, что намерен ужесточить регулирование в финансовом секторе. На фоне краха SVB вкладчики в США стали массово выводить деньги с незастрахованных вкладов, а котировки банков начали падать. Наиболее пострадал 14-й по величине активов банк First Republic Bank (FRB), акции которого обвалились за последнюю неделю более чем на 80% на Нью-Йоркской фондовой бирже. Агентства S&P Global Ratings и Fitch Ratings понизили кредитные рейтинги банка до уровней спекулятивной категории. Чтобы спасти FRB, 11 крупнейших банков США разместят в нем на незастрахованных депозитах в общей сложности $30 млрд. В числе вкладчиков — Bank of America, Citigroup, JPMorgan Chase, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of New York Mellon, PNC Bank, State Street, Truist и US Bank. Размещение средств даст First Republic Bank ликвидность для того, чтобы продолжать обслуживать своих клиентов.

Аналитики ожидают, что после краха банков ФРС начнет проводить более сдержанную денежно-кредитную политику. Так, прогноз ставки в 6% к концу 2023 года изменился на 4,25%. В JPMorgan ожидают, что ФРС может и дальше поднимать ставку, но медленнее, чтобы не нарушать функционирование банковской системы. Экономисты Goldman Sachs считают, что ставка достигнет 5,25% в текущем году, однако пока кризис в банковском секторе не уляжется, инвестбанк не ожидает каких-либо шагов со стороны ФРС.

Повторится ли финансовый кризис 2008 года

Большинство аналитиков считает, что на данный момент ситуация с крахом SVB выглядит как кризис конкретной компании, а не банковской отрасли в целом. Инвестиционный стратег ИК «Алор Брокер» Павел Веревкин указал на то, что проблемы Silicon Valley Bank не общие для сектора и банк не является системообразующим. «Подобная совокупность проблем управления балансом и риск-менеджмента является, скорее, единичным случаем в индустрии, поскольку современная банковская система США отличается более высокими требованиями к капиталу. С учетом устойчивости банков мы не ожидаем цепной реакции», — подтверждает аналитик Freedom Finance Global Алина Попцова. Заместитель главного экономиста по рынкам Capital Economics Йонас Гольтерманн заявил, что портфели других банков США более диверсифицированы и не зависят так сильно от одной отрасли экономики. Заместитель министра финансов США Уолли Адейемо попытался успокоить рынок: «Федеральные регулирующие органы пристально следят за этим финансовым учреждением, но, когда мы говорим о финансовой системе в целом, очень уверены в ее возможностях и устойчивости. У нас есть инструменты, необходимые для того, чтобы справиться с подобным инцидентом». Он уточнил, что поводов беспокоиться из-за стабильности банковского сектора гораздо меньше, чем было 15 лет назад, благодаря реформам, проведенным после кризиса 2008 года.

Основатель и управляющий хедж-фондом Pershing Square Билл Акман

Однако миллиардер и управляющий хедж-фондом Билл Акман сравнил SVB с Bear Stearns, первым кредитором, обанкротившимся в начале глобального финансового кризиса 2007–2008 годов. «Риск банкротства и потери депозитов здесь заключается в том, что следующий наименее капитализированный банк может не справиться с ситуацией, а костяшки домино продолжат падать», — написал Акман. Однако проблемы в секторе по-прежнему остаются актуальными, считает аналитик ФГ «Финам» Ксения Лапшина: «Банки держат активы на счетах друг у друга, и теперь ситуация напоминает снежный ком: банки пытаются спасти свои активы, вкладчики — свои депозиты, а акционеры — свой инвестиционный портфель ». «Объем заимствований американских банков у ФРС за прошедшую неделю заметно превысил сумму $111 млрд, полученную ими в кризисном 2008 году, и достиг $164,8 млрд», — напомнила ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова. Инвестиционный консультант ФГ «Финам» Тимур Нигматуллин порекомендовал не исключать рисков и для российского финансового сектора в случае негативного сценария событий на рынке США. По его словам, во время 2008 года также возникало обманчивое ощущение, что «Россия — это островок стабильности», однако при снижении аппетита инвесторов к риску негатив может затронуть и российский рынок. Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Подробнее Макроэкономический термин, обозначающий значительное снижение экономической активности. Главный показатель рецессии – снижение ВВП два квартала подряд. Дефолт (от французского de fault — по вине) — ситуация, возникшая при неисполнении заемщиком обязательств по уплате или обслуживанию долга. Дефолтом считается неуплата процентов по кредиту или по облигационному займу, а также непогашение займа. Стоит отдельно выделить технический дефолт — ситуацию, когда исполнение обязательств было только временной задержкой платежей, как правило, по независящим от заемщика обстоятельствам. Дефолт служит основанием для предъявления кредитором иска о банкротстве заемщика Финансовый инстурмент, используемый для привлечения капитала. Основные типы ценных бумаг: акции (предоставляет владельцу право собственности), облигации (долговая ценная бумага) и их производные. Подробнее Долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от выпустившего облигацию лица, ее номинальную стоимость в оговоренный срок. Помимо этого облигация предполагает право владельца получать процент от ее номинальной стоимости либо иные имущественные права. Облигации являются эквивалентом займа и по своему принципу схожи с процессом кредитования. Выпускать облигации могут как государства, так и частные компании. набор активов, собранных таким образом, чтобы доход от них соответствовал определенным целям инвестора. Портфель может быть сформирован как с точки зрения сроков достижения цели, так и по составу инструментов. Идея формирования эффективного портфеля находится в сфере грамотного распределения рисков и доходности. Подробнее

Прототип героя «Игры на понижение» поставил $534 млн на спад цены Tesla

Фото: Getty Images

Инвестор Майкл Бьюрри, предсказавший ипотечный кризис 2008 года и ставший прототипом одного из героев фильма «Игра на понижение», сделал ставку на падение стоимости акций Tesla. Об этом его фонд Scion Asset Management оповестил Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC) США. Бьюрри купил пут-опционы на сумму $534,4 млн на продажу 800,1 тыс. акций Tesla. Согласно подсчетам сервиса Whale Wisdom, который отслеживает сделки крупнейших фондов, данная позиция занимает наибольшую долю в портфеле Scion — 39,47%.

Опцион — это договор, по которому покупатель получает право купить или продать какой-то актив (например, акции, бумаги ETF -фонда или фьючерсы на золото). Договор позволяет в будущем продать или купить актив по заранее установленной цене (ее называют страйк-ценой) и в определенный срок. Дата, до которой покупатель опциона имеет право воспользоваться своим правом, называется датой экспирации. Существуют два вида таких договоров — опционы put (пут) и опционы call (колл). Первый из них дает право продать актив по заранее оговоренной цене, а второй — купить. Пут-опцион обычно выбирают те, кто ждет падения цены акции или другого актива.

Ставка на падение акций Tesla не первая, сделанная Майклом Бьюрри. В декабре 2020 года он сообщил в Twitter, что его фонд открыл короткую позицию по бумагам автопроизводителя. На фоне новости акции Tesla падали на 7,5%.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *