Когда разблокируют сбербанка после сомнительного перевода
Перейти к содержимому

Когда разблокируют сбербанка после сомнительного перевода

  • автор:

Сбербанк продолжает массово блокировать счета и карты пользователей за якобы «сомнительные цели» транзакций

«Ждите звонка»

Эпидемия блокировок доступа к Сбербанку для тех, кто собирает деньги на помощь беженцам с Украины или жертвует деньги на эти цели (об этом несколько дней назад рассказывала «Новая газета»), продолжается и ширится: ее жертвами уже стали сотни людей.

При этом банк отвечает на обращения «заблокированных» заявлениями о якобы «сомнительных целях» транзакций, отказываясь объяснять, какие именно операции считает «сомнительными», и ссылками на федеральный закон о противодействии отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, который в данном случае принципиально неприменим.

Одно из последних известий — Сбербанк заблокировал доступ правозащитнице Елене Эфрос, дочери писательницы Нины Семеновны Катерли и матери режиссерки Евгении Беркович (находящейся в СИЗО по «театральному делу»).

Она переводила деньги на помощь пострадавшим после катастрофы на Каховской ГЭС — и получила «блок» аккурат перед пенсией. Без объяснений. Когда же она пришла в отделение Сбера с паспортом, чтобы снять деньги, ей велели заполнить бланк заявления и сказали, что ничего не дадут, пока не проверят, так что «ждите звонка».

«Подозреваю, что ждать я его буду долгонько», — пишет в Сети Елена.

В лентах соцсетей у тех, кто собирал деньги на помощь беженцам — Григория Михнова-Вайтенко, Егора Захарова, Галины Артеменко и их друзей, — сотни комментариев, с территориальным «охватом» от Петербурга до Владивостока.

У всех одна и та же ситуация: переводили деньги на помощь беженцам, и получили «блок». Обратились в банк — получили похожие ответы.

«Предоставленные документы согласно запросу по 115-ФЗ рассмотрены. По причине сомнительного характера операций действие услуги Сбербанк-онлайн и банковских карт заблокировано».

Для справки: 115-ФЗ, на который ссылается банк, — это упомянутый выше Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ. О его применимости (точнее, неприменимости) — ниже.

«Позвонила, чтобы узнать, будет ли мне предоставлена инфа после рассмотрения моего обращения о тех транзакциях, которые, по мнению Сбера, показались «сомнительными». Ответ: «Нет, банк такую информацию не предоставляет». То есть, они совсем уже берега попутали. И выходит, что любую транзакцию клиента в тихушку могут посчитать «сомнительной» и даже не дать клиенту «оправдаться».

«Я из Москвы. Переводила один раз Егору (Захарову.Б. В.) в июне, когда он собирал на помощь пострадавшим после ГЭС (Каховской.Б. В.). Объяснений нет, по какой операции блокировка».

Ну а члену Союза художников России и Международной ассоциации художников при ЮНЕСКО Марине Дайковской не просто заблокировали сбербанковский счет за помощь беженцам, но и угрожали статьей УК о «финансировании терроризма».

Финансирование терроризма. Ни больше, ни меньше. Это как раз и есть отсылка к закону 115-ФЗ, которую Сбербанк делает, отвечая на обращения многих «заблокированных». Но ссылаться на этот закон (указывая при этом, что деньги собираются якобы на «сомнительные цели») он не имеет никаких оснований.

  • Во-первых, потому, что в тексте 115-го закона вообще нет слов «сомнительные цели». Нигде. Соответственно, нет и не может быть такого основания для блокировки счетов, карт и доступа к онлайн-приложениям Сбербанка.
  • А во-вторых, закон касается исключительно борьбы с доходами, которые получены преступным путем, и борьбы с финансированием терроризма. И если банк оправдывает свои действия ссылками на этот закон — это равносильно обвинению «заблокированных» в том, что они или отмывают доходы, которые получили преступным путем, или участвуют в финансировании терроризма.

Столь сильные обвинения принято доказывать — и в первую очередь предписаниями государственных органов, уполномоченных определять, имеет ли место «отмывание» или «финансирование терроризма». А если доказательств нет или они не предъявлены — так существует статья 128.1 УК РФ о клевете, соединенной с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. И «заблокированные» вполне могут и подать в суд, требуя доказательств обвинений в свой адрес.

Но банк ничего не объясняет и ничего не доказывает, ни о чем не предупреждает, никаких документов о происхождении средств или целях перечисления не запрашивает — он просто блокирует счета и карты, предлагая недовольным или звонить по телефону 900, или писать заявления. И ждать. Неизвестно, сколько.

Пробиться к тем, кто принимает решения, «заблокированные» не могут.

На мои депутатские запросы к руководству питерского отделения Сбербанка и главе всего Сбербанка Герману Грефу реакции пока нет.

А на попытки позвонить отвечает робот — запрограммированный на узкий круг ответов по определенным вопросам.

Есть ли во всем этом какой-то злой умысел остановить помощь беженцам? Или даже шире: ограничить любую гражданскую активность по решению тех проблем, которые не может — или не хочет решать государство? Приходится слышать и такие версии.

Хотя не исключено и то, что «технократическая» организация работы Сбера с максимальной автоматизацией процесса привела к тому, что блокирует доступ программа, не отличающая сборы на беженцев от каких-либо других.

В пользу этой версии — появляющаяся информация о том, что под блокировку попадают и некоторые сборы «на котиков», и даже на помощь тем, кто участвует в СВО, если они идут через карты Сбера.

Да, уже пошли «оправдательные» реплики и посты в Сети: мол, Сбербанк совершенно прав, сборы на личные карты «токсичны», ими пользуются мошенники, надо действовать через НКО и благотворительные фонды.

Что касается «токсичности» — мошенники, как известно, пользуются и мобильными телефонами. Но это не значит, что надо блокировать гражданам мобильную связь.

Есть сомнения в каких-то операциях? Проверяйте. Направляйте предупреждения. Просите разъяснений. Но это сложно — разбираться отдельно с каждой транзакцией, куда проще заблокировать, не снисходя до объяснений. Заставляя сотни (если не больше людей) доказывать, что они ни в чем не виноваты.

И оставляя многих, получающих зарплаты или пенсии через Сбербанк и не имеющих других банковских карт и счетов, без средств к существованию.

Если говорить о сборах через НКО — так налицо яркий пример: Григорий Михнов-Вайтенко создал Центр помощи беженцам и вынужденным переселенцам, как подразделение официально зарегистрированной религиозной организации «Объединение православных общин апостольской традиции». И средства на помощь беженцам собирались на счет юридического лица. Результат — такой же «блок».

Григорий Михнов-Вайтенко. Кадр из видео

Григорий Михнов-Вайтенко. Кадр из видео

И самое простое: помощь беженцам такова, что очень часто средства на ее оказание нужны немедленно. И что делать, если существующие фонды ее оказать не могут или не хотят, а создавать новые — требует времени, причем немалого? Разве люди не имеют права собирать деньги так, как считают нужным, не создавая НКО?

Хочу напомнить, что три года назад, когда бушевала эпидемия ковида, медикам позарез нужны были маски, костюмы, респираторы, шапочки, перчатки и бахилы.

И мы в Петербурге с маленькой командой «яблочников» и правозащитников (Григорий Михнов-Вайтенко в этом тоже активно участвовал) четыре месяца вели сбор на личные карты, в том числе Сбера, чтобы как можно быстрее помочь медикам в ситуации жуткого дефицита средств индивидуальной защиты. И каждый день отчитывались о том, сколько собрали и что купили. И почти каждый день ездили по больницам и развозили купленное.

И никто нам ничего не блокировал. И не рассуждал о «токсичности» этих сборов. А если бы начали тогда создавать НКО — сотни и тысячи медиков остались бы без необходимой помощи, пока мы занимались бы этим созданием.

Последнее. Чрезвычайно важно сейчас, чтобы Сбербанк исправил ситуацию и извинился перед теми, кому создал трудности.

Иначе получается, что самый крупный банк страны, который вообще-то должен оказывать гражданам услуги, превращается во что-то совсем другое.

P.S.

Сегодня утром несколько человек сообщилои, что им разблокировали доступ к счетам Сбербанка. Видимо, подействовала широкая огласка ситуации.

Когда разблокируют сбербанка после сомнительного перевода

Банковская карта — это инструмент, который дает доступ к вашему банковскому счету. Когда карту блокируют, по ней нельзя совершать переводы и платежи, а также снимать наличные. При этом деньги остаются на вашем счете.

Если вам пришло сообщение о блокировке банковской карты с просьбой срочно позвонить на какой-то неизвестный номер или перейти по ссылке, не торопитесь это делать. Такие СМС и письма по электронной почте нередко рассылают мошенники.

В случае проблем с картой звоните только на официальный номер горячей линии своего банка — он указан на обратной стороне карты и на сайте банка. Лучше сохранить этот номер в своем мобильном телефоне, чтобы он всегда был под рукой.

Уточните по телефону горячей линии банка, точно ли ваша карта заблокирована, и если да, то по какой причине.

В каких случаях банк может заблокировать карту?

— Три раза неверно ввели ПИН-код

Если трижды неверно ввести ПИН-код в банкомате или платежном терминале, карта автоматически блокируется.

Как правило, в этом случае вам придет сообщение о блокировке — СМС, push-уведомление в мобильном приложении или письмо по электронной почте. Способ, которым банк должен известить вас о случившемся, прописан в вашем договоре.

Но некоторые банки не сообщают о временных блокировках карт. Тогда вы просто столкнетесь с тем, что карта на время перестанет работать.

Как разблокировать карту?

В большинстве случаев карта разблокируется сама — либо ровно в полночь, либо через 24 часа после блокировки.

Лишь единичные банки после трех неправильных ПИН-кодов блокируют карту насовсем. В таком случае карту придется перевыпустить.

Если вы не готовы ждать следующего дня или банк по какой-то причине не разблокировал карту автоматически, позвоните на горячую линию банка. Оператор подскажет, как действовать дальше.

— Банк заподозрил мошенничество

Банк имеет право приостановить перевод или платеж и заблокировать карту, если операция выглядит сомнительной. Сразу после этого банк попытается связаться с вами и выяснить, вы ли отправляете деньги или это делают мошенники.

Менеджеры банка либо позвонят по номеру телефона, который вы указали в договоре, либо пришлют СМС-сообщение, письмо по электронной почте или push-уведомление с просьбой перезвонить на горячую линию. Способ уведомлений указан в вашем договоре с банком.

Что делать?

Блокировка подозрительной операции и карты действует максимум двое суток. Поэтому медлить не стоит, но нервничать и торопиться тоже не нужно. Даже если кто-то действительно пытается сделать перевод с вашей карты, блокировка означает, что банк приостановил операцию и ваши деньги в безопасности.

Если вам звонит сотрудник банка и сообщает о подозрительной операции, лучше поблагодарите его и скажите, что перезвоните через минуту. Мошенники научились подделывать официальные телефонные номера банков. Поэтому стоит набрать номер горячей линии самому. Несколько минут ничего не решают.

Когда вы будете разговаривать с представителем банка, он может задать вам дополнительные вопросы. Например, уточнить, где вы пользовались картой в последний раз и какую сумму оплачивали. Многие банки для проверки личности просят назвать кодовое слово, которое вы указывали при заключении договора.

Если вы подтвердите свою личность и свой платеж либо перевод, банк разблокирует карту и проведет операцию или попросит ее повторить.

Если окажется, что это мошенники, операцию отменят. Карту при этом заблокируют окончательно — ведь ее данные уже известны преступникам. Банк предложит вам ее перевыпустить.

Если же сотрудники банка не смогут с вами связаться в течение двух суток, то после этого срока блокировка автоматически снимется и платеж пройдет.

Как снять деньги с заблокированной карты?

Если заблокирована именно карта, а не счет, вы по-прежнему можете распоряжаться своими деньгами. Есть несколько способов получить доступ к ним.

— Перевыпустить карту. Выпуск новой карты обычно занимает несколько дней, но некоторые банки могут уложиться за сутки или даже изготовить карту сразу. Чаще всего услуга платная.

— Снять наличные в банке, который выпустил карту. Вы сразу получите деньги со своего счета, но придется доехать до отделения банка и предъявить паспорт.

— Перевести деньги на другой счет, к которому привязана активная карта этого же или другого банка. Часто можно сделать это с помощью мобильного приложения или личного кабинета на сайте банка. Если такой опции нет, можно обратиться в отделение. Но учтите, что банк может взять комиссию за перевод.

— Прикрепить к счету другую карту этого же банка. Некоторые банки предлагают такую услугу, но стоит уточнить по телефону горячей линии, возможно ли это и сколько времени займет.

При получении любого сообщения о блокировке карты стоит сразу позвонить по официальному номеру банка или обратиться в отделение. Сотрудники расскажут, в чем причина блокировки и подскажут, как лучше поступить в вашей ситуации.

(c) Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Алтай, 2006—2015 г.

Все права на материалы, размещенные на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах.
При использовании материалов сайта необходима ссылка на источник

Адрес: 649002, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, проспект Коммунистический, 173

Тел.: +7 (38822) 6-43-84

Эл. почта:

Банкам разрешат блокировать сомнительные денежные переводы

Мошенникам станет сложнее списать деньги с карт и счетов клиентов банков. Правительство внесло в Государственную Думу новый законопроект, позволяющий банкам блокировать подозрительные операции.

Как говорится в пояснении к законопроекту, предлагается законодательно закрепить право кредитных организаций приостанавливать на срок до двух рабочих дней перевод денег при выявлении признаков совершения такого перевода без согласия плательщика. При подозрении на хищение денег банк должен сразу же связаться с клиентом по телефону или через электронную почту, чтобы получить подтверждение о необходимости провести проверку платежа. Признаки, по которым можно будет судить о взломе счетов, предлагается установить ЦБ. Хотя и сами кредитные организации смогут дополнять или изменять перечень признаков в соответствии с особенностями их деятельности.

Что делать, если с вашего счета пропали деньги, в рубрике «Юрконсультация» рассказывает эксперт «РГ».

Законопроект призван защитить не только физических, но и юридических лиц, если с их счетов воруют средства. И если банк заподозрит сомнительную операцию, он сможет потребовать от получателя денег предоставить, например, копии договоров, накладных, счетов-фактур, актов выполненных работ и иных документов, подтверждающих обоснованность получения переведенных денежных средств.

При подозрении на хищение денег банк должен сразу связаться с клиентом по телефону или электронной почте

Центробанк, в свою очередь, должен также сформировать и вести базу данных о случаях совершения (попытках совершения) перевода денежных средств без согласия клиента. И делиться этими сведениями с операторами платежных систем.

На самом деле крупнейшие российские банки уже и сейчас используют механизмы отслеживания сомнительных операций по денежным переводам. В одном из ведущих банков «РГ» рассказали, что когда, например, человек, ранее не переводивший крупные суммы, начинает это делать, зачисление на счет получателя не происходит мгновенно. Отправителю приходит СМС от банка. А в ней — просьба связаться с сотрудником и подтвердить отправку денежных средств. Однако так происходит не всегда и не везде. Автор этих строк сама в начале года пыталась помочь подруге-журналисту, с дебетовой карточки которой исчезли более 40 тысяч рублей. Она сразу же, как ей пришло смс-оповещение, обратилась в банк. Но операцию все равно провели. На препирательства с банком ушло около трех месяцев.

По словам первого вице-президента Ассоциации «Россия» Алины Ветровой, законопроект нужный. И он наконец-то обяжет все банки иметь системы распознавания сомнительных переводов. Однако в нем есть и минусы. Например, могут возникнуть конфликтные ситуации из-за удлинения сроков (до пяти рабочих дней, как следует из законопроекта) проведения платежей. Ведь если в сомнительных переводах заподозрят добропорядочных клиентов (а такого исключить тоже нельзя), они будут недовольны.

Кроме того, как подчеркивает Ветрова, сами кредитные организации обращают внимание, что законопроектом устанавливается только механизм возврата денежных средств в ситуациях, когда они еще не зачислены на счета мошенников. «Однако не менее актуальной является проблема блокировки и возврата средств, уже зачисленных на счета: в большинстве случаев информация о несанкционированных операциях поступает после того, как похищенные средства зачислены на счет мошенников, — уточняет она. — В этой связи предлагаемый в законопроекте алгоритм взаимодействия участников расчетов (в том числе право банка на блокировку средств) целесообразно распространить на ситуации, когда денежные средства уже зачислены на счета получателей».

Директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков добавляет, что в некоторых случаях все равно будет сложно доказать, что человек не сам совершил операцию. «Если платеж проводится онлайн и все пин-коды введены, ну какая компьютерная система или какой специально обученный человек в банке сможет заподозрить подвох и остановить платеж?» — задается он вопросом.

Банки попросили блокировать сомнительные операции без ответа клиентов

Сейчас банки должны возобновлять подозрительные операции спустя два дня блокировки, даже если не удалось подтвердить легитимность перевода у клиента. Банки считают этот срок недостаточным и просят исключить данную норму из закона

Фото: «Комсомольская правда» / Global Look Press

Фото: «Комсомольская правда» / Global Look Press

Банки предложили ЦБ блокировать денежные переводы с признаками совершенных операций без согласия клиента, если тот не вышел на связь с банком. Об этом говорится в сводном документе предложений участников платежного рынка (есть у РБК) для «регуляторной гильотины» ЦБ. Подлинность документа РБК подтвердили три источника на платежном рынке. По действующему законодательству банк должен возобновить проведение сомнительной операции, если клиент не вышел на связь в течение двух рабочих дней. Банки предлагают исключить эту норму из закона «О национальной платежной системе». «Исходя из практики это нецелесообразно, поскольку за два рабочих дня клиенты могут не успеть понять, что стали жертвой мошенничества», — указано в обосновании предложения, автором которого является Тинькофф Банк. Представитель группы «Тинькофф» подтвердил, что она выступила с такой инициативой. В ответ на это ЦБ рекомендовал Ассоциации ФинТех (АФТ) подготовить и предоставить дополнительную аргументацию. АФТ это сделала, сказал РБК ее представитель. Предложения банков — участников ассоциации будут рассмотрены при обсуждении сокращения избыточных норм, добавил представитель ЦБ.

Как работает механизм

В сентябре 2018 года банки получили право блокировать денежный перевод клиента-физлица на два дня, если он содержит признаки совершения операции без согласия клиента. За этот срок банк должен получить от клиента подтверждение операции — если связаться с клиентом не удалось, то банк все равно должен возобновить операцию и перевести деньги получателю, даже если он уверен в том, что перевод осуществляется мошенниками. В законе не прописано, каким образом следует получить подтверждение, но обычно банки получают его с помощью телефонных звонков.

Фото:Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры

  • информация о получателе средств содержится в базе ЦБ о случаях и попытках перевода средств без согласия клиента;
  • параметры устройства, с которого совершается перевод, содержатся в этой же базе;
  • проведение операции нехарактерно для обычного поведения пользователя: например, отличаются время, место осуществления операции, устройство, с которого она совершается, сумма перевода, частота проведения транзакций и т.д.

Фото:Андрей Любимов / РБК

Мнения банков

ВТБ, Почта Банк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк и МКБ поддерживают эти предложения, сообщили РБК их представители. Если клиент не вышел на связь за два дня, сохраняется высокий риск того, что операция была совершена злоумышленником, говорит представитель ВТБ. «Часто при мошенничестве клиенты не обращаются в банк для отказа от операций в течение двух дней, так как они ее не совершали и не следят за сообщениями. По закону такие операции возобновляются, и средства уходят мошенникам», — говорит вице-президент, директор по безопасности Почта Банка Станислав Павлунин. Также из закона следует исключить норму о возобновлении операции после связи с клиентом, так как мошенник может прикинуться клиентом, предварительно разузнав у него нужные данные, позвонить в банк и попытаться разблокировать операции, продолжает Павлунин.

При подозрительных операциях не следует их разблокировать до подтверждения клиента, говорит директор департамента платежных карт ПСБ Александр Петров. «Необходимо четко описать в ФЗ процесс по подтверждению клиентом операций, имеющих признаки совершения без ведома клиента», — считает руководитель отдела информационной безопасности Райффайзенбанка Денис Камзеев. Опыт Промсвязьбанка показывает, что более чем в 95% случаев эти меры обоснованны: вызвавшая подозрения операция действительно инициирована мошенниками, а не держателем карты, продолжает Петров: «Случаи, когда с клиентом в течение двух дней нет связи, довольно редки, однако бывают: клиент находился за границей, телефон был не в роуминге, не было связи и прочее».

Мошенническими из всего массива подозрительных операций являются менее 1%, при этом банку удается связаться с клиентом максимально оперативно, говорит директор департамента информационной безопасности МКБ Вячеслав Касимов.

Сложности подтверждения

Довольно часто встречаются случаи, когда банк за отведенное время не получает подтверждение от клиента о сомнительных операциях по нескольким причинам, говорит начальник отдела по противодействию мошенничеству Центра прикладных систем безопасности компании «Инфосистемы Джет» Алексей Сизов. Во-первых, клиент может находиться за границей, в труднодоступной местности и просто не иметь возможность ответить на звонок банка. Во-вторых, целевые атаки на крупных клиентов могут сопровождаться действиями, препятствующими такой связи клиента и банка: от переадресации до намеренных звонков от злоумышленника под видом сотрудника кредитной организации, чтобы клиент воспринимал звонок реальной службы безопасности как мошеннический».

Некоторые пользователи могут быстро распознать мошенничество, но иногда на это уходит несколько недель, отмечает ведущий эксперт «Лаборатории Касперского» Сергей Голованов. Кроме того, сейчас клиенты очень подозрительно относятся к телефонным звонкам из банков, поэтому могут сбросить даже реальный звонок, добавляет заместитель руководителя Лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB Сергей Никитин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *