Почему пропаганда действует не на всех
Перейти к содержимому

Почему пропаганда действует не на всех

  • автор:

Как работает пропаганда (18+)

Каким образом дурацкие лозунги, человеконенавистнические призывы или просто абсурдные утверждения становятся убеждениями миллионов? В издательстве Individuum вышла книга историка Тамары Эйдельман (признана иностранным агентом) «Как работает пропаганда». Arzamas публикует одну из глав

В ХХ веке психологи много занимались изучением странного феномена — каким образом люди начинают верить даже в те утверждения, которые при чуть более глубоком рассмотрении оказываются совершенно бессмыс­лен­ными. Немцы в гитлеровской Германии достаточно часто встречались в пов­седневной жизни с евреями: до начала нацистских преследований числен­ность еврейского населения в стране была огромной. При этом бóльшая часть германских евреев уже давно ассимилировалась, они жили так же, как осталь­ные граждане, с ними сталкивались в школе, на работе, у многих немцев были друзья-евреи, заключалось множество смешанных браков. Фраза «Не дай евре­ям обмануть тебя» предполагала, что любой еврей всегда стремится обмануть немца. Стоило только чуть-чуть задуматься над ней, вспомнить личный опыт, чтобы понять, что это не так. То, что коммунизм невозможно построить, уста­новив советскую власть и электрифицировав всю страну, можно было понять даже после проводившихся по всей стране занятий по полит­гра­моте, но как это совместить с постоянно вбиваемым в голову лозунгом? А мож­но ли его вообще построить? Не стоит размышлять, надо идти «вперед, к победе ком­мунизма», куда, похоже, идут все, кроме тебя.

Каким образом дурацкие лозунги, человеконенавистнические призывы или просто абсурдные утверждения перестают вызывать смех или ужас и ста­но­вятся убеждениями миллионов? Немецкий писатель Лион Фейхтвангер, автор «Еврея Зюсса» и многих романов, в которых вскрывается психология фашизма, приехал в СССР в страшном 1937 году и написал книгу, до сих пор вызываю­щую ужас и недоумение у поклонников его творчества. В «Москве 1937» он восхвалял советскую жизнь (понятно, что ему показывали «парад­ную» сторону действительности), восхищался Сталиным — в этом он был не одинок, многие западные интеллектуалы видели в советском вожде некий противовес европей­ским политикам и превозносили силу его личности. Но Фейхтвангер — тот самый Фейхтвангер, который так хорошо и тонко все понимал про фа­шизм — поверил омерзительному спектаклю, разыгрывав­ше­муся в то время в Колонном зале Дома союзов, где проходили публичные про­цессы над «вре­дителями», а на самом деле просто готовилось уничтожение политической элиты, составлявшей реальную или воображаемую конкуренцию Сталину.

«Признавались они все, но каждый на свой собственный манер: один с циничной интонацией, другой молодцевато, как солдат; третий — внутренне сопротивляясь, прибегая к уверткам, четвертый — как раскаивающийся ученик, пятый — поучая. Но тон, выражение лица, жесты у всех были правдивы».

Фейхтвангеру незачем было врать, он не остался жить в СССР и уехал подальше от фашизма и коммунизма — в Америку. И до самой смерти в не выска­зывал сомнений относительно того, что увидел в Москве.

То, почему участники открытых процессов годов публично признава­лись в совершенно диких преступлениях, — особый вопрос. Известно, что их не пытали, но вполне возможно, они ожидали, что к ним применят пытки. , например Бухарина, очевидно, шантажировали, обещая в случае при­знания сохранить жизнь его молодой жене и ребенку (как ни странно, это обе­щание было выполнено, Анна Ларина прошла лагеря, но выжила, а их сын Юрий воспитывался родственниками, вырос под чужим именем и долго не по­дозревал, что его отец — «враг народа»). Есть даже версия, красиво изложенная в романе Артура Кестлера «Слепящая тьма», — о том, что эти люди, комму­нисты со стажем, , сами жестокими способами созда­вали тот режим, который теперь их уничтожал, и у них не было достаточно внутренней цель­ности или, скажем, достаточно чистой совести, чтобы ему сопротивляться, а , их убеждали брать вину на себя «ради блага партии».

Возможно, так и было. Но почему миллионы советских людей, знавших — по крайней мере, по газетам и официальной пропаганде — и глубоко уважав­ших тех, кого судили в Колонном зале, — почему они этому поверили? Против Бухарина, Каменева и Зиновьева много лет постоянно велась дискредитирую­щая их кампания, но, кроме них, по московским процессам проходили и другие крупные партийные руководители, которые буквально за пять минут преврати­лись из почтенных, влиятельных людей в преступников. А что уж говорить о маршалах — Блюхере, Тухачевском, Егорове? Их, правда, не вывели на откры­тый процесс, но ведь всем сообщили, что эти люди, которых восхваляли и вос­пе­вали как героев Гражданской войны, вдруг оказались вредителями. Как мож­но этому поверить? Конечно, в Германии и в СССР были и те, кто не верил официальной пропаганде и просто предпочитал держать язык за зубами, опа­саясь ареста. Но большинство искренне верило в то, что им говорили. Во вто­рой половине ХХ века многие поражались тому, как просто миллионы людей, среди которых были и далеко не самые глупые, попались на удочку тотали­тарных режимов. Верили, что кулаков надо «ликвидировать как класс», а все оппозиционеры — враги народа и не стоит рассуждать, какой уклон в партии хуже — «правый» или «левый», товарищ Сталин же ответил: «Оба хуже». Вери­ли, что в 1933 году в стране, где только что умерли от голода несколько мил­лионов человек, «жить стало лучше, жить стало веселей». Верили во вреди­телей, взрывавших шахты и ломавших станки, в шпионов, пробиравшихся в самые далекие городки и деревни, чтобы вынюхивать секреты (какие там могли быть секреты?!).

Но история и психология знают примеры того, как люди начинали верить в самые удивительные вещи, и речь в данном случае не идет о Средних веках и о вере в чудеса и ведьм.

В 1973 году жительницу маленького американского городка Фоллс-Виллидж Барбару Гиббонс жестоко убили в ее собственном доме. Полицейские очень быстро нашли «убийцу» — 18-летнего сына Барбары Питера Рейли. Питер был спокойным, добрым, всеми любимым мальчиком, на его одежде не было никаких следов крови, но полицейские решили, что Барбара Гиббонс, извест­ная своей злобностью и ужасным характером, очевидно, довела сына до того, что тот убил ее в состоянии аффекта. 16 часов подряд Питера допрашивали, сменяя друг друга, четыре следователя, которые убеждали его, что он просто «забыл», как топтал ногами, колол ножом, насиловал свою мать, а потом почти отрезал ей голову. Усталый и измученный Питер поверил в то, что он действи­тельно это сделал, и подписал признание. Его не избивали, не пытали, он пре­красно понимал, что ему грозит. Он поверил, что в состоянии шока забыл о содеянном, а потом — под влиянием слов полицейских — вспомнил. Через полгода молодого человека судили и признали виновным. Жители его города, ни один из которых не поверил в вину Питера, бросились защищать несчаст­ного. Пока рассматривалась апелляция на приговор Питеру, его соседи прово­дили разнообразные благотворительные мероприятия, собрали 60 000 дол­ларов и внесли залог, под который молодой человек, уже признанный винов­ным, был выпущен на свободу. Школа, где он учился, с радостью приняла его обратно и дала возможность доучиться. Под давлением общественности было начато новое расследование, которое обнаружило документ, доказывавший, что в момент убийства Питер находился в пяти милях от дома. Невиновный был оправдан. Но почему же он сам поверил в то, что ему говорили?

Американские психологи Роберт Чалдини, Дуглас Кенрик, Стивен Нейберг в своем учебнике «Социальная психология» рассмотрели историю Питера Рейли. Все мы оцениваем окружающую среду, но наши оценки могут быть мимолетными, а есть установки, в которых мы абсолютно уверены и готовы их защищать. Установки существуют в нашей психике всегда. Авторы определяют их как «положительные или отрицательные оценки объектов, событий или ситуаций»:

«Есть две основные причины, по которым сильные установки сопро­тивляются изменению: приверженность и встроенность. Люди больше привержены сильным установкам. То есть они более уверены в их правильности. Кроме того, сильная установка в большей степени встроена в дополнительные свойства человека (то есть связана с ними), такие как его Я-концепция, ценности и социальная идентичность».

Авторы «Социальной психологии» приводят несколько факторов, которые влияют на то, что поведение человека будет соответствовать его установкам. Прежде всего они выделяют знания: «Чем больше мы знаем о , тем вероятнее, что связанные с этим установки и действия будут соответствовать друг другу». Личную вовлеченность: «Отношение к определенной теме будет лучшим предсказателем действий, когда эта тема лично касается человека». И доступность установки: «Установка тем доступнее для человека, чем быстрее она приходит на ум».

Кто опровергает фейки государственных каналов и идеологических ток-шоу

Мария Борзунова*: «Пропаганде удалось сделать так, что мы друг друга не слышим»

18+. НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ МАРИЕЙ МИХАЙЛОВНОЙ БОРЗУНОВОЙ ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА МАРИИ МИХАЙЛОВНЫ БОРЗУНОВОЙ.

Российские пропагандисты работают без отдыха. Несколько ток-шоу в день на разных телеканалах внушают россиянам, что им думать, как жить и даже кого любить. Но есть и те, кто исследует саму пропаганду, развеивает мифы и опровергает фейки.

Мария Борзунова* — одна из таких журналистов. Раньше на телеканале «Дождь» (признан сначала «иноагентом», потом нежелательной организацией и второй раз «иноагентом») выходила ее программа Fake News. После 24 февраля 2022 года Борзунова была вынуждена покинуть Россию, Минюст внес ее в списки «иноагентов». Сейчас у Марии свой You-Tube канал, она продолжает следить за российской пропагандой. Ирина Воробьева по просьбе редакции поговорила с Марией Борзуновой о пропаганде 2022–2023 годов.

— Считается, что пропаганда действует на всех, и что бы ты ни делал, все равно осадок остается. Ты смотришь пропаганду больше, чем другие, но, кажется, остаешься в своем уме. Значит, у тебя есть какой-то суперсекрет! Делись.

— Приятно, конечно, слышать, что ты еще в своем уме, самой оценить уровень адекватности бывает сложно. Мне кажется, все дело в том, что я давно и много изучаю пропаганду, столько ее видела, что на меня она уже не действует. Думаю, что пропаганда работает, когда человек не хочет сам искать ответы. Нужно попытаться отказаться от простых, уже готовых ответов и постараться сформулировать все самому.

— А сама ты так часто делаешь? Когда листаешь соцсети или ленту новостей, выпуск собираешь?

— Но я стараюсь так делать, я прямо скажу, стараюсь. Правда, сейчас это намного сложнее, появилось огромное количество разных тг-каналов, множество СМИ в интернете. Уследить, откуда что пошло, непросто. Но я себя стараюсь тормозить в какой-то момент: «Стоп! А это где было опубликовано первым?» И дальше распутываешь цепочку до анонимного тг-канала, которому вообще непонятно, с чего я и остальные должны доверять.

— Смотрела твои выпуски и в прошлом году, и в этом. Что-то поменялось в 2023-м сильно и заметно? Темы, тональность?

— В 2022-м пропаганда менялась прямо на ходу.

Сразу после 24 февраля пропагандисты были очень бодрые и резвые. Говорили, что все получается у российской власти и российской армии, были очень уверены. А потом что-то пошло не так.

И стало понятно, что нет, «не за три дня» — и что-то уже не получается. К концу 2022-го пропаганде пришлось столкнуться с отходом с киевского направления, сдачей Херсона и частичной мобилизацией. В 2023-м никаких кардинальных подвижек на линии фронта не было. Так что очень много обсуждали украинское контрнаступление, думаю, понятно, в каком ключе. Но основной поворот пропаганды в этом году касался боевых действий на территории России. Неоднократные заходы ДРГ в российские регионы, атаки дронов. Правда, поначалу это все особо не обсуждали, замалчивали, а потом придумали, как ответить. И вот как они объясняли россиянам, что происходит: «Мы же вам говорили, что на нас хотят напасть. Вот они и напали».

Еще одна тема при отсутствии серьезных новостей с фронта — переговоры. Представители российской власти все время заявляют, что это Украина не хочет договариваться. Правда, умалчивают, что условия — это оставление территорий, которые включили в состав России. Здесь интересно наблюдать за пропагандистами, которые сначала говорили, что необходимо договориться.

А в последнее время я все чаще слышу из студий федеральных телеканалов слова о том, что никакие переговоры не нужны и необходимо продолжать. Особенно активные сторонники боевых действий громко кричат: «Нельзя сейчас сдавать назад, как это так?»

Мария Борзунова. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Мария Борзунова. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

— И все-таки какой был главный фейк у пропаганды 2023 года?

— Перед нашим интервью просмотрела, о чем были выпуски в этом году, ведь фейков было много, очевидных и не очень. Но меня лично сильно затронуло принятие закона об электронных повестках. То есть то, как они все это провернули.

— В чем тут фейк?

— Когда была частичная мобилизация, нам говорили, что никаких электронных повесток не будет, это невозможно. Потом их, конечно, ввели. Как это было уже много раз: сначала уверяют, что чего-то точно не случится, а оно случается. Потом депутаты, которые этот закон проталкивали, объясняли с экранов телевизора, что это для удобства самих россиян и сделано. Например, депутат Картаполов рассказывал, будто у граждан будет больше времени для маневра, якобы сначала будет приходить первая повестка, а ответственность наступает только после второй. Мне кажется, он даже не читал текста документа, потому что в нем ничего такого, разумеется, нет.

Еще показывают регулярно репортажи военкоров. В «Вестях недели» Дмитрия Киселева в начале выпуска их штук пять–шесть разных бывает. Там корреспонденты обычно говорят, что российская армия все продвигается и продвигается. Постоянно звучат названия населенных пунктов, в основном небольших. Для обычного российского зрителя эти названия вообще ни о чем не говорят. Мне однажды стало интересно, я проверила названия населенных пунктов из сюжетов военкоров — и оказалось, что многие из них находятся прямо на линии разграничения 2014 года. В такие моменты понимаешь, как работает российская пропаганда. Как смотрят вечером воскресенья такие программы? Чаще фоном, никто не полезет проверять названия сел, прозвучавшие в эфире.

Жестокость. Как пропаганда меняет Россию

Государственные медиа и передовики-«патриоты» публично оправдывают людоедские идеи и сами призывают уничтожать, взрывать и топить «кого надо» после начала СВО

— А кто эти люди, которые приходят в студии? Там же бесконечное количество эфиров на телеканалах, да еще и многочасовых.

— Кто они? Да целая компания. Есть группа депутатов, ставших внезапно очень востребованными, например, Гурулев и Картополов — они из оборонного комитета Госдумы. Это и разные политологи и эксперты, многие из которых и так постоянно ходили на эти шоу. Иностранцы, которые изображают экспертов. Многострадальный Майкл Бом, с которым так яростно спорит Маргарита Симоньян. Появилась также новая группа — «иностранные журналисты». Это люди, которые никогда, как правило, не работали журналистами. Но главное, что они раньше были в США, это самая важная строчка в их биографии. Потому что, видите, у нас тут настоящий живой человек из США, который говорит, что Россия все делает правильно. Какая на самом деле у него биография — не важно. Свою главную функцию они выполняют. Часто вся эта компания ходит из одного эфира в другой.

— Давай поговорим про Пригожина, как шатало российскую пропаганду в отношении него? Там же было несколько стадий: какой молодец, конфликт с Миобороны, поход на Москву, уход в Беларусь, прощение, что-то случилось с самолетом…

— Начнем с того, что Пригожин на телевидении для обычного российского зрителя не был суперзвездой. Утверждения, будто он становится слишком популярным, мне тогда казались неточными. В интернете — да, вероятно. Но для широких масс, для аудитории федеральных телеканалов — точно нет. Про него говорили редко. Вот Владимир Соловьев его, правда, очень любил, хвалил, у него на канале транслировалась реклама ЧВК «Вагнер». А в ток-шоу на «России‑1» у Соловьева с режиссером Кареном Шахназаровым был даже разговор, что таких, как Евгений Пригожин и Рамзан Кадыров, нужно продвигать наверх. Говорили, что они «очень продуктивно» действуют на фронте. Много говорить про Пригожина начали, когда он объявил свой поход на Москву.

Сначала было интересно наблюдать за реакцией тех же пропагандистов в их телеграм-каналах — она наступила быстрее. Там основная мысль была такая: «Помолимся». Я не утрирую, это не фигура речи.

Помните, даже Мария Захарова сняла видео, где она в платочке и говорит, что молится за Россию. Вся эта история загнала пропагандистов в тупик. Хотя все они знали о конфликте с Минобороны. «Шойгу, Герасимов, где снаряды?!» — стало своего рода мемом. Это активно обсуждалось и в тг-каналах военкоров федеральных СМИ, и в Z-каналах тоже. Несмотря на все это, наблюдалось смятение, хоть оно и прошло быстро. Уже к утру была готова официальная позиция: Пригожин пошел против Путина. Шойгу и Герасимов вообще не упоминались. То есть зрители федеральных каналов, которые не сидят в интернете, получили такую картинку: есть какое-то подразделение российской армии (потому что им не слишком понятен статус ЧВК), и вот они взбунтовались и объявили поход на Кремль против Владимира Путина. Потом, конечно, федеральные каналы начали активно выпускать негативные сюжеты про Пригожина. Кстати, у пропаганды есть два приема по очернению: либо гей, либо наркоман. И вот у Пригожина нашли не только деньги и дворцы, но и наркотики! Какой же он после этого борец за справедливость?

Отдельно остановлюсь на реакции Владимира Соловьева. Сначала он записал на телефон ролик о том, что ссориться нельзя — не то время. Потом приехал в студию и начал обращать всеобщее внимание, что вообще-то Пригожин против Путина ни слова не сказал. А потом что-то произошло — и как будто не было предыдущих эфиров: Соловьев уже рассказывал, что так будет с каждым, кто против Путина пойдет, и что великая страна сплотилась вокруг президента.

Когда «что-то случилось с самолетом» Пригожина, в телевизоре очень буднично отработали эту новость. Все было очень буднично. Да, произошла авиакатастрофа, да, там были Евгений Пригожин и Дмитрий Уткин. А кто они? Да не важно уже.

Такая себе рядовая новость, ее даже не обсуждали особо. В Z-каналах в основном писали, что «все всё понимают». В любом случае Пригожин своими действиями привел пропаганду в смятение, за этим было интересно наблюдать.

— Ты несколько раз упомянула Z-каналы. Кроме того, помимо обзора пропаганды у тебя выходит про них отдельный выпуск. Это такой важный кусок информационного поля?

— Мне кажется, эти Z-каналы — феномен последних двух лет. Что будут говорить на федеральных каналах — плюс-минус понятно, там шпарят по методичке. А в этих каналах, скажем так, больше свободы. Хотя сейчас уже принимают меры: арестован Стрелков-Гиркин, на администратора канала Moscow Calling завели дело. Но в любом случае это пространство еще пока более живое, и за ним увлекательно наблюдать. Они пишут про ситуацию в зоне боевых действий, но не как военкоры с телеканалов — те же Сладков, Поддубный, — которые все время про «продвижение российской армии» рассказывают. Там и про мобилизованных пишут, спрашивают, где же ротация и так далее.

Мария Борзунова. Скриншот

Мария Борзунова. Скриншот

— А по телевизору вообще не рассказывают про ситуацию с мобилизованными?

— Рассказывают! Про мобилизованных украинцев. В подробностях. О том, как там родственники выходят на протесты, как ловят парней на улицах и отправляют на фронт. Мы сейчас не говорим: правда все это или нет. Просто сам факт, что про мобилизованных россиян в телевизоре нет. Единственное, что попадает в заголовки федеральных новостей на ТВ, так это что новой мобилизации не будет и что ротации никакой не будет. Особенно контрастно это наблюдать, если одновременно читать группы родственников мобилизованных.

— Еще одна тема, которую должны обсуждать в телевизоре: это Израиль и ХАМАС. Как реагирует российская пропаганда, если учесть, что власти с ХАМАС дружат и в гости зовут?

— Не могу сказать, что на федеральных каналах как-то яро поддерживают ХАМАС. Пропаганда иначе использовала эту войну. Основной посыл: «Смотрите, какая российская армия гуманная. По сравнению с тем, что делает Израиль с Газой». Далее следует про лицемерие Запада. Но отдельно подчеркивается, что в Израиль в качестве поддержки ездят лидеры «недружественных стран». А если Израиль поддерживают наши недруги — выводы делайте сами. Так что я не видела там оправдания ХАМАС, пропаганда просто цинично использует эту войну себе на пользу.

— Есть же еще темы, которые обсуждают в телевизоре? Мы привыкли, что еще до 24 февраля 2022 года очень много обсуждали Украину. Так, будто в России ничего вообще не происходит. А сейчас? Может, там появляется слово «аборты» или ЛГБТ? (Верховный суд признал несуществующее Международное сообщество ЛГБТ экстремистской организацией.)

— В целом российская пропаганда многое сделала, чтобы к ЛГБТ-коммьюнити у нас относились очень плохо. Помните, я говорила, как они очерняют? Гей или наркоман. Владимир Зеленский — главный враг на российском ТВ. Вот и про него то же самое говорят. Это подается как страшное оскорбление.

Из этого можно примерно понять, что говорит пропаганда про ЛГБТ. В теме про аборты больше обсуждается роль женщины в целом и традиционные ценности. Что характерно, обсуждают женщин в основном мужчины. Делать карьеру или рожать детей? Других опций нет, одновременно это делать никак нельзя.

Постоянно обсуждают тех, кто уехал. В основном, конечно, звезд шоу-бизнеса, чаще всего Аллу Пугачеву и Максима Галкина*. Причем обсуждают так, будто эти люди стоят на КПП приграничном и ждут, когда российская пропаганда и российские власти решат, что же с ними делать? Простить их или наказать? А если наказать, то как? Отправить на фронт, как Рому Зверя, чтобы они там спели и видео записали? Нет, как это можно считать наказанием? Это же привилегия! Очередной всплеск этого обсуждения случился как раз из-за палестино-израильского конфликта, ведь многие звезды уехали из России именно в Израиль.

— Сейчас много кто исследует пропаганду. И появилось такое понятие — «расщепление правды». Когда две стороны не могут договориться даже по базовым фактам, не воспринимают аргументы друг друга. И таким образом любая сенсационная новость имеет эффект для обеих сторон: одни верят, не проверяя, другие не верят, не проверяя. В зависимости от того, на какой ты позиции находишься. Как тебе кажется, наше общество сейчас в такой ситуации?

— Да, это похоже на нас. Считаю, что властям и пропаганде удалось добиться максимальной поляризации общества. Мы совсем не можем друг с другом разговаривать. Кроме того, у каждой из сторон найдется еще повод поделиться на непримиримые группы, а потом еще раз и еще. При этом никто никого не слышит. Мне кажется, что это одна из наших главных бед сегодня.

«Все – наши враги». Как работает российская пропаганда

Почти год Россия ведет полномасштабную войну с Украиной. И одна из движущих и важнейших сил этой войны – пропаганда, масштабы которой после военного вторжения России в Украину в феврале 2022 года многие исследователи называют беспрецедентными.

Автором термина «пропаганда» считают папу римского Григория XV, который в 1662 году решил создать организацию для распространения и популяризации христианства и назвал ее Congregatio de Propaganda Fide («Конгрегация распространения веры»). До XIX века слово “пропаганда” имело только религиозное значение, но теперь его употребляют, как правило, в политическом контексте.

Почему это произошло? Как появилась и как устроена современная, нерелигиозная пропаганда? Почему люди попадаются на уловки пропагандистов и легко ли их распознать? Эти вопросы мы задали профессору журналистики университета Коменского в Братиславе Андрею Рихтеру:

Зомбирование или промывание мозгов. Как устроена пропаганда

пожалуйста, подождите

Embed share

Зомбирование или промывание мозгов. Как устроена пропаганда

Embed share
Текст скопирван
The URL has been copied to your clipboard

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

0:00 0:29:58 0:00
Скачать медиафайл

  • 128 kbps | MP3
  • 64 kbps | MP3

Pop-out player

– Исследователи соглашаются в том, что пропаганда ставит своей целью изменить либо укрепить те или иные взгляды человека при помощи средств, которые, используя логику, разум и эмоции, делают это упражнение эффективным, – объясняет Андрей Рихтер. – История говорит, что первыми пропагандистами были католические священники, а пропагандой называлось распространение католической веры. Занимались ею священники, используя доступные тогда средств информации. Это были не только устные рассказы о прелестях католической церкви, но и листовки, печатная продукция.

Политики увидели, что католическая пропаганда эффективна

Изменения произошли по двум основным направлениям. Во-первых, политики увидели, что католическая пропаганда эффективна. Во-вторых, возможности пропаганды значительно расширились, мы перешли к радио, кино, телевидению, интернету. Политики прекрасно стали понимать, что те методы, которые использует католическая церковь для пропаганды, можно использовать и улучшать, и распространять идеи и представления, которые либо считались выгодными для политиков, либо – полезными для населения.

– А как эта пропаганда работает? Что это за действия, которые апеллируют одновременно и к логике, и к разуму, и к эмоциям человека?

Андрей Рихтер

Если говорить именно о методах, как убеждать население, то есть несколько общеизвестных. Например, метод переноса значения. Вы определяете нечто известное и понятное для населения – некое однозначное явление из прошлого, некую характеристику – и переносите ее на объект в настоящем. Например, фашисты. Говоря о фашизме, вы вызываете понимание у населения, кто такие фашисты, однако рассуждая о том, что некие люди занимаются фашизмом, вы переносите таким образом значение фашизма на тех людей, которые, скажем, придерживаются экстремистских взглядов либо даже этого не делают. Этот метод похож на метод, который по-английски называется name calling, по-русски его можно назвать «обзывание». Фактически это «обзывание» людей, движений, явлений чем-то плохим с точки зрения большинства населения. И таким образом вы эмоционально сподвигаете людей на то, чтобы плохо о них думать. Также вы убеждаете людей, что думать тем или иным образом хорошо, потому что все так думают, думать по-другому считается неприличным, вы становитесь отщепенцем, вы – другой и, скорее всего, вы хуже, чем все, потому что весь народ думает иначе.

Люди во многих случаях готовы согласиться на пропаганду, рады ей

Если мы говорим об эмоциях, то здесь большую роль играют современные средства информации. Можно показывать яркие картинки, делать интересные рассказы – и вы уже начинаете сомневаться в том, что думали раньше. Безусловно, это – не одноразовая кампания, это – цепная реакция, которая может приводить к тотальному изменению миропонимания самых широких слоев населения.

На мой взгляд, люди во многих случаях готовы согласиться на пропаганду, рады ей, потому что она вызывает чувства, которые, может быть, в тишине и созрели, и вам нравится, что ваши взгляды – это не ваши какие-то сомнения в каких-то ценностях, а на самом деле действительно новая мораль, новое понимание, которое вам нужно просто в себе развивать. Вы вряд ли при этом думаете, что вами манипулируют, вы, скорее всего, соглашаетесь на то, чтобы с вами разговаривали именно таким образом.

– Почему Йозефа Геббельса, который, безусловно, являлся нацистским преступником, и по этому поводу даже есть судебный приговор, тем не менее называют «гением пропаганды»? Что такого он придумал?

При Геббельсе пропаганда достигла максимальной эффективности. То, во что Геббельс превратил современное демократическое германское общество буквально за несколько лет, заставив это общество поверить в идеи Гитлера, в идеи превосходства нации, в идеи необходимости уничтожения врага, в идеи, связанные с еврейским вопросом, – либо это чудо, либо это гений, который смог сотворить то, что он сотворил. Злой гений, безусловно. К гитлеровской пропаганде относятся и марши, и демонстрации, и наглядная агитация – все эти гигантские полотнища, свастики, орлы, кинохроника, которая тогда появилась как средство пропаганды, которую крутили перед каждым фильмом, несмотря на то что этот кинофильм мог быть вообще про любовь. Это и радио, которое должно было идти в каждый дом. Именно тогда германская промышленность наладила производство народного радиоприемника, который стоил гроши и был доступен каждой немецкой семье. Это и переход под контроль нацистов германской прессы. Газета, которую вы всегда читали и которой доверяли, становится подконтрольной фашистской партии, но неявно. Там нигде не будет написано «Издатель Адольф Гитлер» или «Издатель НСДАП», будет написан все тот же издатель, но газета постепенно будет писать о другом. И разумеется, успех гитлеровской пропаганды был еще и в её монопольном положении, то есть никакие иные идеи не разрешалось распространять в немецком обществе, причем во многих случаях под угрозой смертной казни. Плюс, конечно же, апелляции к животной сущности человека, когда те или иные стандарты общения, коммуникации, которые существовали в Германии и в Европе, были нарушены самым провокативным образом. И эти провокации сработали тоже.

– Например, какие провокации?

Обращение к немцам как к богоизбранной нации, которая превосходит другие нации в силу своего арийского происхождения, своего ума, смелости и физической силы. Геббельсовская пропаганда широко это использовала, и это зашло в души и умы самих немцев.

Советский пропагандистский плакат

– А насколько успешной была советская пропаганда? Ведь по сути советская власть тоже установила монополию на правду.

Пропаганда подкреплялась и системой устрашения, запугивания и преследования инакомыслящих

– У советской пропаганды был период большого успеха, который начался еще до революции 1917 года за счет обращения к новой интерпретации понятий «справедливость», «равенство», «благосостояние», которые рассматривались сквозь призму коммунистической идеологии. После 1917 года это было усилено практически сразу возникшей монополией на прессу и развитием радиовещания в Советском Союзе. Но, как и в Германии, пропаганда подкреплялась и системой устрашения, запугивания и преследования инакомыслящих. В Германии было гестапо, в Советском Союзе был НКВД, который следил за теми, кто пропаганде пытается сопротивляться.

Второй период, начавшийся в 60-е годы, усилившийся в 70-е и 80-е, – когда пропаганда стала терять свое влияние в силу большей открытости Советского Союза миру, большей возможности западных идей проникать в Советский Союз, в силу того, что стало возможным для советских людей больше ездить за границу, привозить оттуда не только жевательную резинку, но и рассказы о том, каким на самом деле является Запад. Плюс появились возможности западных радиостанций сломать эту пропагандистскую монополию. Конечно же, условия жизни в самом Союзе все больше напоминали людям о том, что несмотря на слова и передовицы газеты «Правда», реальность говорит об обратном.

– Какими средствами пропаганды был окружен советский человек – радиоточки, Гостелерадио? Что еще было?

Пропаганда присутствовала с человеком везде, с момента, когда он начинает понимать мир, и до смерти. Октябрята, пионеры – движения, которые имели большой пропагандистский эффект, верность Коммунистической партии, верность ленинскому делу, готовность защищать его от враждебного Запада. Пропаганда – это и радиоточки, которые находились в каждой комнате квартиры, в каждом помещении на предприятии, которые вещали исключительно одну либо три программы Государственного радио. Это было телевидение, пресса, которая была стопроцентно коммунистической. Это была система образования, школы, в которых рассказывалась история СССР с древнейших времен до наших дней – важнейший был предмет, который нёс именно пропагандистский эффект, рассказывая о том, что коммунизм победит, а капитализм будет похоронен. Это кино, театр, культура в самом широком смысле, потому что даже танцы, балет, так или иначе, были подчинены необходимости развивать и переносить в массы пропагандистские идеи. Поэтому человек в Советском Союзе, если он не замыкался у себя на кухне, всегда был окружен пропагандистскими лозунгами.

Советский Союз фактически оказался банкротом, в том числе идеологическим

С другой стороны, под конец Советского Союза в силу, как я думаю, экономических причин эффективность пропаганды стала падать. Экономическое положение Союза не позволяло тратить так много денег, как оно хотело бы, на развитие пропаганды, поэтому пропаганда стала использовать штампы – это было дешевле. Пропаганда стала повторяться. Всё вместе это привело к тому, что эффект пропаганды снизился. Кроме того, в 60-е годы исчез тотальный страх, который был при сталинизме. Вырастало поколение, которое уже не считало пропаганду частью их жизни. Результатом стало то, что Советский Союз фактически оказался банкротом, в том числе идеологическим.

– А как случилось, что люди, которые уже жили в окружении советской пропаганды, научились ее распознавать и не верить ей, вдруг попались на новый крючок пропаганды уже современной российской?

– Я не знаю ни одного человека, который мог бы это все объяснить. Это большая загадка для многих. Я думаю, что одним из факторов было то, что в конце 80-х – начале 90-х годов советский человек ожидал, что с демократией, пришедшей с Запада, придет и западное благополучие. Однако демократия, может быть, пришла, а благополучие, к сожалению, отдаленно даже не напоминало тот уровень благополучия, который существовал в Западной Европе либо в Соединенных Штатах. Поэтому было и есть определенное разочарование от того, что «мы ожидали, а этого не случилось». И второй, на мой взгляд, важный фактор – в том, что последние 15 лет государство стало вкладывать невероятные средства в экономическое развитие пропагандистской машины.

Человек идёт мимо новогодней звезды с буквой Z возле парка Горького в Москве, 29 декабря 2022

– И все-таки довольно странно, как удалось убедить людей в том, что не российская власть, не российская коррупция, не сами граждане, например, виноваты в том, что благополучия не случилось, а виноваты Байден, Обама, кто угодно – не в России?

– Пропаганда, которая возникла 15 лет назад, это не пропаганда России или особенного пути русских, это прежде всего пропаганда того, что во всем виноваты внутренние и внешние враги. Те, кто говорит по-другому, говорят так не потому, что они думают по-другому, а потому что им платят за то, чтобы говорить по-другому, потому что они наймиты, потому что они на содержании наших врагов либо сами являются скрытыми нашими врагами, – это чрезвычайно эффективная риторика. Смысл коммунистической пропаганды был в том, что «все – наши друзья, только элиты западные плохие». А сейчас-то ведь говорится: «все наши враги, только наша элита является нашим другом, кремлевская элита».

Последние 15 лет государство стало вкладывать невероятные средства в экономическое развитие пропагандистской машины

Еще, конечно же, было важно подкрепить эту пропаганду политикой. Все истории про «иностранных агентов», нежелательные организации, «закон Димы Яковлева» – имели кроме практического ещё и пропагандистский смысл. Не нужно думать, что были пять человек, которые отвечали за пропаганду и они во всем виноваты. Конечно, эти пять человек были, но было ещё 50 человек, которые отвечали за законодательство, за образование, за различные сферы жизни, где звучали эти идеи про страну, окруженную врагами, что западные страны только и хотят, что захватить Россию, ее богатства и так далее. Этой риторики не было в 90-е годы, в начале 2000-х годов, она стала достаточно успешной. К этому добавилось и установление монополии над средствами массовой информации. Сначала остракизм других мнений, когда, условно, «Новая газета», «Эхо Москвы» представлялись голосами, к которым не следует прислушиваться, потому что «это те же вражеские голоса, просто мы их терпим, потому что мы – демократическая страна». И только в прошлом году было показано, что «мы и терпеть их теперь не будем». Была фактически установлена полная монополия на правду, на информацию в России.

– Получается, что пропаганда ненависти работает куда эффективнее, чем условная пропаганда любви, и именно поэтому она так быстро и так надолго захватывает внимание людей?

Да, конечно. Самая опасная форма пропаганды – это пропаганда войны, агрессивной войны и пропаганда ненависти, и не просто ненависти, а с элементами призыва к насилию против людей, которых ты ненавидишь, с призывами к дискриминации этих людей, изгнанию этих людей. Неслучайно именно эти два вида пропаганды являются запрещенными в международном праве. Это те виды пропаганды, которые вызывают самые низменные чувства человека, которые призывают его совершать действия, которые являются античеловеческими, антигуманными. И это те виды пропаганды, которые ведут человечество к его концу. Это очень опасная и очень страшная часть пропаганды.

– А почему она именно так работает?

Проблема заключается в уровне просвещения человечества. Самые светлые умы всегда призывали к тому, что необходимо население образовывать, делать их культурно богатыми, знающими. К сожалению, большая часть населения остается легко подверженной пропаганде, и в силу этого заставляет то меньшинство, которое думает по-другому, замолчать, замкнуться, отстраниться и никоим образом не принимать участия в политической деятельности.

– В одном из интервью вы говорили о том, что за эти годы российское население еще обучили апатичности. Это тоже результат пропаганды?

Смысл был не столько очернить Америку, сколько сказать, что у цивилизации нет идеалов, в которые можно верить

Апатичность, на мой взгляд, возникла в силу манипуляции населением и объяснения населению того, что «правды нет, все врут, мы все верили, условно, Америке, но ведь посмотрите, что там происходит: белые убивают черных, идиоты приходят к власти, бомбят Ирак», «нет никакой демократии – ни у нас, ни у них». Этот метод, который возник в последние 15 лет, тоже оказался достаточно успешным. Смысл был не столько очернить Америку, сколько сказать, что у цивилизации нет идеалов, в которые можно верить. Стало быть, если мы не верим, то мы создаем свою собственную цивилизацию, которой, по сути, является антицивилизация. Не знаю, достаточно ли понятно я это объяснил. Отрицание всего, что принадлежит мировой цивилизации, является сутью нового российского общества. Это ужасно. Прямо, может, это не говорится, но смысл пропаганды в большой степени в этом. И раз нет никаких идеалов и не за что бороться, то и «очень хорошо, зарабатывай себе на жизнь, сиди спокойно, мы будем тебя защищать». «Мы» – имеется в виду Кремль, армия, флот и так далее. «Как мы будем защищать? Нападем на Украину, присоединим Беларусь, погрозим Прибалтике, чтобы они не вздумали соваться в наши исконные земли», и так далее. Апатичность возникает именно в силу этого.

– А сколько времени нужно, чтобы развернуть пропаганду на 180 градусов? Если вдруг сегодня, предположим, люди из телевизора начнут говорить наоборот, что «Америка – это прекрасно, права человека – это замечательно, Путин – вор, даешь свободные выборы», условно. Как быстро это подействует?

Это будет ещё одним доказательством того, что никому нельзя верить, потому что если телевизор говорил одно вчера, а другое сегодня – это будет подтверждением того, что нет ценностей. На мой взгляд, более эффективным было бы публичное осуждение и публичное преследование сегодняшних российских пропагандистов, которые целенаправленно и осознанно занимаются пропагандой вражды, ненависти, пропагандой войны. Я не говорю, что их нужно, упаси Боже, расстрелять или заточить пожизненно в тюрьму, но эти процессы, которые бы раскрыли механизмы сегодняшней пропаганды, были бы гораздо более полезны, чем резкая смена одного цвета на другой.

– Если представить, что суды над нынешними пропагандистами когда-нибудь случатся, как быстро люди поверят в решения таких судов, поймут, что всё это была пропаганда?

Это долгий процесс, безусловно. Мне кажется, что всё начало меняться именно тогда, в 2007–2008 годах. Вот этот срок – 15 лет. От начала и до конца. На мой взгляд, сейчас логичный конец этой пропаганды, потому что Россия напала на Украину, фактически закрыла свободную печать, подавила все политические свободы. Этот срок в 15 лет, вероятно, сработал раз и, возможно, сработает в другой раз, – заключает Андрей Рихтер.

ПРОПАГАНДА КАК МЕТОД ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ: ОБЩИЙ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

СОВРЕМЕННАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / ПРОПАГАНДА / ВОЗДЕЙСТВИЕ / МАНИПУЛЯЦИЯ / СОЗНАНИЕ / МЕТОД / НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / ГОСУДАРСТВО / MODERN SOCIAL REALITY / PROPAGANDA / INFLUENCE / MANIPULATION / CONSCIOUSNESS / METHOD / NATIONAL SECURITY / STATE

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Карепова Светлана Геннадьевна, Некрасов Сергей Владимирович, Пинчук Антонина Николаевна

Статья посвящена рассмотрению общих теоретических основ деятельности института пропаганды как части актуального и закрепленного в рамках нормативных государственных документов направления защиты национальной безопасности страны. В содержательном контенте статьи рассматривается как сам метод и его ключевые характеристики (наличие процесса манипуляции сознанием и обязательных структурных элементов, существование четкой внутренней логики, совокупное использование ряда методов воздействия на общественное сознание , нацеленность на эмоционально-волевую сферу и т.д.), так и объединенные в авторскую схему основные подходы к научной классификации пропаганды . Авторами отмечается, что данное направление научных исследований содержит значительный научно-исследовательский потенциал в рамках сохранения национальной безопасности страны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Карепова Светлана Геннадьевна, Некрасов Сергей Владимирович, Пинчук Антонина Николаевна

К ВОПРОСУ О МЕТОДАХ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ
Манипуляция и/или пропаганда? Функциональные особенности социальной рекламы
ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРИКАТУРА КАК ЖАНР ПОЛИКОДОВОГО ТЕКСТА В СТРУКТУРЕ ПРОПАГАНДИСТСКОГО ДИСКУРСА
Развитие пропаганды как коммуникативной технологии в современной России
Национально обусловленные особенности пропагандистской деятельности государства
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROPAGANDA AS A METHOD OF INFLUENCE ON COLLECTIVE CONSCIOUSNESS: GENERAL THEORETICAL ASPECT

This article deals with the general theoretical foundations for the institution of propaganda as part of the current area for the protection of the country’s national security enshrined in the regulatory state documents. The content of the article considers both the method itself, its key characteristics (mind control and compulsory structural elements, clear underlying logic, the total usage of a number of methods to influence collective consciousness and the focus on an emotional-volitional level, etc.) and the main approaches to the scientific classification of propaganda integrated into the authors’ scheme. The authors note that the research direction contents a considerable research potential within the preservation of the country’s national security .

Текст научной работы на тему «ПРОПАГАНДА КАК МЕТОД ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ: ОБЩИЙ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ»

DOI: 10.34020/2073-6495-2020-4-212-229 УДК 316

ПРОПАГАНДА КАК МЕТОД ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ: ОБЩИЙ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Карепова С.Г., Некрасов С.В., Пинчук А.Н.

Институт социально-политических исследований Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук E-mail: Svetlran@mail.ru, sv_79@inbox.ru, antonina.pinchuk27@bk.ru

Статья посвящена рассмотрению общих теоретических основ деятельности института пропаганды как части актуального и закрепленного в рамках нормативных государственных документов направления защиты национальной безопасности страны. В содержательном контенте статьи рассматривается как сам метод и его ключевые характеристики (наличие процесса манипуляции сознанием и обязательных структурных элементов, существование четкой внутренней логики, совокупное использование ряда методов воздействия на общественное сознание, нацеленность на эмоционально-волевую сферу и т.д.), так и объединенные в авторскую схему основные подходы к научной классификации пропаганды. Авторами отмечается, что данное направление научных исследований содержит значительный научно-исследовательский потенциал в рамках сохранения национальной безопасности страны.

Ключевые слова: современная социальная реальность, пропаганда, воздействие, манипуляция, сознание, метод, национальная безопасность, государство.

PROPAGANDA AS A METHOD OF INFLUENCE ON COLLECTIVE CONSCIOUSNESS: GENERAL THEORETICAL ASPECT

Karepova S.G., Nekrasov S.V., Pinchuk A.N.

Institute of Socio-Political Research of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences E-mail: Svetlran@mail.ru, sv_79@inbox.ru, antonina.pinchuk27@bk.ru

This article deals with the general theoretical foundations for the institution of propaganda as part of the current area for the protection of the country’s national security enshrined in the regulatory state documents. The content of the article considers both the method itself, its key characteristics (mind control and compulsory structural elements, clear underlying logic, the total usage of a number of methods to influence collective consciousness and the focus on an emotional-volitional level, etc.) and the main approaches to the scientific classification of propaganda integrated into the authors’ scheme. The authors note that the research direction contents a considerable research potential within the preservation of the country’s national security.

Keywords: modern social reality, propaganda, influence, manipulation, consciousness, method, national security, state.

© Карепова С.Г, Некрасов С.В., Пинчук А.Н., 2020

Если вы произнесете достаточно большую ложь и будете ее повторять, то люди в итоге в нее поверят. Мы добиваемся не правды, а эффекта пропаганды!

Пауль Йозеф Геббельс

Введение: актуальность теоретического изучения пропаганды. Динамика современной социальной реальности и ее «разрушительная или созидательная экспонента развития» напрямую зависит от устоявшейся системы управления обществом. Именно эти вопросы — управления и управляемости современным социумом в условиях перманентно ведущихся гибридных войн1 как никогда обострены.

Сложившиеся в современном обществе практики управления им давно вышли из «плоскостной» парадигмы решения узко поставленных задач и оперируют «объемными» многоуровневыми конструктами, которые включают в себя как рациональные программы его развития, так и программы «теневого» иррационального воздействия, оказывающие детерминирующее влияние на ключевые направления формирования современного социума.

Речь идет об актуальности теоретического рассмотрения деятельности института пропаганды, оказывающего инструментальное воздействие на базовый ценностный и духовно-нравственный уровень «эволюционирования» социума, уровень, на основании которого осуществляется как конструирование самой социальной реальности России, так и формирование желательного/нежелательного направления ее развития.

Значимость теоретического рассмотрения подтверждается тем, что динамика развития социальной реальности России и пропагандистская деятельность тесно переплетены и взаимообусловлены. В рамках социологической парадигмы, понимающей пропаганду «. в контексте социальных движений, действий людей» [24], организованных с целью изменить что-то в обществе или предотвратить изменения, сложившаяся социальная реальность — «.это не что иное, как объективизация субъективной деятельности человека, который действует на основе укорененных в его сознании ценностных установок, мотиваций и диспозиций» [13, с. 24], на которые воздействует и с которыми впоследствии «работает» пропаганда. В процессе конструирования реальности «..сочетаются самые различные ориентации, ценности, установки, причем таким образом, что индивидуальные и групповые интересы и потребности приобретают значимый характер» [19, с. 113]. Социальная реальность создается на основе глубоко субъективного миропонимания, опосредованного, в частности, воздействием института пропаганды и подотчетных ему СМИ. Иными словами, идейно-воспитательный, духовный потенциал пропаганды имеет существенную конструирующую компоненту в социуме.

1 Под гибридными войнами в современном социально-научном знании принято понимать сознательное завоевание территории с использованием системно взаимосвязанного информационного, электронного, кибернетического воздействия в сочетании с действиями вооруженных сил, экономическим давлением. Данная трактовка в условиях современной социальной реальности трансформируется, «обрастая» новыми содержательными аспектами феномена на информационном, военном, управленческом и т.д. уровнях воздействия.

В рамках сложившейся необходимости «научного управления социальной реальностью» [13] также актуализировано рассмотрение пропаганды с точки зрения ее изучения как метода, нацеленного на управление общественным сознанием и имеющего свои характеристики и закономерности функционирования в обществе, о которых нужно иметь целостное представление во избежание ее разрушительного «выхода» из-под государственного контроля.

Процесс изучения пропаганды и управления ею приобретает особое звучание на глобальном государственном уровне в связи с обострением социально-политической борьбы, выразившейся в волне бифуркаций и «цветных революций» на постсоветском пространстве и анализом роли информационно-пропагандистского фактора в этих процессах.

Обозначенный контекст руководства совокупным общественным сознанием, имеющим выраженные интегративные характеристики и состоящим из индивидуальных сознаний, актуализирует процесс управления пропагандой и на локальном личностном уровне, когда воздействие на сознание человека осуществляется в частном порядке, что «. снижает возможности рационального восприятия информации им и способствует повышению уровня индивидуальной управляемости» [2, с. 254].

Отдельного научного исследования на перспективу требует как часть пропагандистского воздействия — важнейший процесс формирования идеологии в обществе и переоценки его ценностных ориентаций, поскольку именно с помощью пропаганды в сознании людей формируется картина окружающего мира, тем или иным образом расставляются идеологические акценты. Динамика современной социальной реальности порождает острую потребность в созидательной пропаганде, призванной адекватно отображать новые стремления, цели и идеалы государства [32].

Значимость изучения пропаганды трудно переоценить и в условиях беспрецедентного совершенствования технологий информационно-психологического воздействия. Обозначенные технологии позволяют сделать ее характер все более скрытым и завуалированным; недостаточная изученность особенностей применения пропагандистских приемов в условиях информационного общества влечет за собой «.выраженные угрозы и риски национальной безопасности страны» [11]. Данные угрозы и риски нашли свое отражение в ключевых государственных нормативных документах. В частности, с утверждением Стратегии национальной безопасности Российской Федерации в системе «.защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [33] отмечается, что на уровне военной, экономической, правовой, социальной безопасности особую роль начинает играть именно информационная безопасность. Под информационной безопасностью, частью которой является созидательная пропаганда, в стратегических государственных документах принято понимать «.обеспечение культурного суверенитета страны посредством принятия мер по защите общества от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля в информационной сфере, пропагандистского воздействия.» [33]. Данное направление национальной безопасности напрямую коррелли-рует с духовно-нравственной безопасностью, отвечающей за защиту под-

вергаемой с помощью пропаганды манипулятивному воздействию сферы общественного сознания.

Обозначенные направления актуальности научного изучения пропаганды не являются исчерпывающими, что подтверждается как самой изменяющейся социальной реальностью, так и контекстом подходов к ее анализу и анализу пропаганды, что ставит новые исследовательские задачи перед учеными. Но в рамках обозначенной научно- исследовательской траектории стоит отметить существенный научный потенциал теоретического изучения пропаганды и ее выраженную научно-практическую актуальность. Востребованность и актуальность данного научно-исследовательского направления в рамках сохранения национальной безопасности страны будет только возрастать.

Пропаганда как метод воздействия на общественное сознание: основные характеристики. Изучение метода пропаганды имеет свои особенности. «.Настоящая пропаганда может функционировать и изучаться только в контексте современной научной системы» [22, с. 3]. Это обусловлено тем, что в основе исследования метода пропаганды всегда присутствует междисциплинарный контекст, основанный на научном анализе и инструментарии таких дисциплин, как социология, психология, политология, юриспруденция и т.д. «.Индивидуальный психологический уровень рассмотрения эффектов и механизмов пропаганды недостаточен для того, чтобы перейти к более масштабным и фундированным исследованиям данного феномена» [16, с. 23].

Особую роль в данной системе знаний играет социологическое понимание феномена, дающее макросоциологический срез, позволяющий говорить о том, каким образом происходит функционирование пропаганды и как она влияет на общество в целом. Речь идет об объемном понимании феномена, где «.работает не просто механизм манипуляции поведением людей и их мнением по отношению к некоторым объектам или событиям. Пропаганда ставит перед собой цель объяснить социальную ситуацию таким образом, чтобы люди поверили, что решая проблемы в рамках данной социальной ситуации, они делают свободный выбор, тогда как любая другая (политическая) пропаганда служит целью социализировать их в уже и так построенное и «синхронизированное» общество» [16, с. 23].

Особенность пропаганды состоит и в том, что она всегда устанавливает набор правил, точных и протестированных, и имеет свой обусловленный спецификой метода алгоритм функционирования. «Алгоритмизированные» особенности деятельности пропаганды напрямую коррелируют с содержащимися в них инструментами управления ею.

В этой связи с социологической точки зрения для современной пропаганды важно адекватно научно проанализировать среду и индивида, поскольку требуются разные типы пропаганды для разных типов сред. «.. .Социологический подход к изучению пропаганды обнаруживает невероятный разнобой в дефинициях. Одним из ключевых вопросов здесь является вопрос о том, куда устремляются информационные потоки, синтезируемые в процессе пропагандистского воздействия, что стремятся они изменить или, напротив, удержать под контролем с точки зрения социологии» [1, с. 15].

«Социологический» характер пропаганды также состоит в обязательном измерении с помощью социологических методов результатов ее воздействия, анализе ее эффектов во избежание потери результативности.

На разных этапах становления научного знания о методе пропаганды особую роль в исследовании теоретико-методологических и научно-практических основ ее функционирования сыграли ученые американской, немецкой и французской научных школ (Г Лассуэлл, У Липпман, Т. Пар-сонс, М. Чукас, О. Томпсон, Дж. Клэппер, Р Хольт, Р де Вельде, ГС. Джо-уэтт, В. О’Доннел, К. Козик, К. Пруйс, Ж. Эллюль и др.). Особый вклад в изучение пропаганды осуществлен советскими и российскими учеными (О.И. Бородина, С.Г Кара-Мурза, ГГ Почепцов, О.М. Цветкова, А.М. Цу-ладзе, Е.Л. Доценко, В.И. Елев, Д.В. Нежданова, Е.В. Аргунова и др.).

Сам термин «пропаганда» (от лат. propaganda — распространение) имеет много толкований. Приведем некоторые их них: пропаганда — «.1 — система деятельности, направленная на распространение знаний, художественных ценностей и другой информации с целью формирования определенных взглядов, представлений, эмоциональных состояний, оказания влияния на социальное поведение людей; 2 — распространение в массах идеологии политики определенных классов, партий, государств; 3 — средство манипуляции массовым сознанием» [17, c. 271]. Пропаганда также толкуется как «.распространение и внушение взглядов, идей, мнений с целью позитивно или негативно настроить аудиторию (любого состава — от нескольких человек до масс и даже общества в целом) и стимулировать ее реакции в желательном направлении» [12, с. 366].

Таким образом, можно сделать вывод, что научная дефиниция «пропаганда» имеет различные толкования, но в общем — это информационная составляющая, которая призвана формировать нужное общественное мнение. Пропаганда воздействует как на разум, так и на эмоции людей. Этот вид воздействия всегда возникает там, где «.складывается историческая потребность оправдать социальное неравенство, навязать массам некие, кому-то нужные общественные идеи» [6, с. 50]. В целом следует констатировать, что несмотря на разность содержательных толкований, теоретико-методологическим фундаментом пропаганды является ее информационный контекст, призванный охватить широкий круг людей с разным социальным опытом, образованием, с уже устоявшимися взглядами и образовать новое общественное мнение. Таким образом, пропаганда призвана оказывать «.влияние на систему общественных и политических установок людей, которые изменяются путем создания новых установок или через усиление (ослабление) уже существующих» [9, с. 49].

Пропаганда как мощный метод влияния на современный социум обладает рядом неизменно присущих ей содержательных и организационных особенностей функционирования, к которым следует отнести:

— наличие в основе метода пропаганды процесса манипуляции сознанием, который представляет собой «.такой вид управления поведением личности, социальной группы, общества или планетарного социума, при котором используются скрытые методы социально-психологического воздействия на сознание людей в целях обеспечения частных, отличных от

собственных, интересов отдельных лиц, социальных групп, институтов, государственных и общественных структур, им противоречащих» [18, с. 586].

Как правило, скрытый процесс манипуляции сознанием через применение определенных методов воздействия лежит в основе любой методологии управления социумом. Разница состоит лишь в том, насколько интенсивно и экстенсивно этот прием введения социума в состояние неосознанного выбора разрушительных ментальных моделей и вопреки здравому смыслу используется.

«.Природа манипуляции состоит в наличии двойного действия — вместе с открытым сообщением манипулятор посылает адресату «закодированный» сигнал, надеясь на то, что этот сигнал разбудит в сознании адресата образы, нужные манипулятору. Это скрытое действие опирается на «неявное знание», которым обладает адресат, на его способность создавать в своем сознании образы, влияющие на его чувства, мысли и поведение. Искусство манипуляции заключается в том, чтобы направить процесс воображения по нужному руслу, но так, чтобы человек не заметил скрытого воздействия» [7, с. 99]. Манипулятивные технологии используют с целью психологического, политического, коммерческого принуждения. По сути, манипуляция — «.это своего рода насилие, поскольку влияет на подсознание, искажает наше восприятие реальности, делает инструментом удовлетворения чужих потребностей, нивелирует нашу индивидуальность» [8, с. 53].

Манипуляция сознанием осуществляется через систему приемов, используемых также и при применении метода пропаганды (преобразование информационного потока, создание благоприятных установок, перевод информации из одной категории в другую, создание информационного шума и т.д.);

— наличие обязательных структурных элементов, отвечающих за процесс пропагандистского воздействия. Чисто технологически пропаганда — это процесс передачи аудитории определенных комплексов идей с расчетом на усвоение последних. «.Здесь есть и коммуникатор, и адресат, и различные шумы как технологические, так и психологические. Специфика же состоит в том, что аудитория, так называемый объект воздействия, определяется самим коммуникатором. При этом он должен не только заботиться о том, чтобы преподнести идею в виде, удобном для восприятия адресатами, но и способствовать практическому воплощению донесенной идеи в жизнь» [28]. В качестве ее основных структурных элементов следует выделить следующие устоявшиеся конструкты, функционирующие в рамках социальной коммуникации:

отправитель и получатель сообщения (коммуникатор и реципиент); средства коммуникации — своеобразный код, используемый для передачи информации в знаковой форме (слова, визуальный ряд и т.п.), а также каналы, по которым передается сообщение от коммуникатора реципиенту (Интернет, телевидение, телефон, радио и т.п.);

предмет коммуникации (событийная часть) и отображающее его сообщение (телевизионный и радиосюжет, статья и т.п.);

эффекты коммуникации — последствия коммуникационного воздействия, выраженные в изменении внутреннего состояния субъектов данного процесса, в их действиях и т.д. Коммуникаторами в пропаганде, как правило,

выступают правительства, политические партии, а реципиентом является массовое сознание социума;

— обязательное существование четкой внутренней логики процесса пропагандистского воздействия. В деятельности института пропаганды нет ничего общего с хаотичной деятельностью и непоследовательным воздействием на общественное сознание. Все пропагандистские шаги пронизаны внутренней логикой, которая позволяет ей менять внутренние стратагемы в зависимости от целей.

Пропаганда во времена мира и конфликта использует разные модели. В мирное время, как правило, за счет пропаганды идет удержание существующего распределения власти в наилучшей позиции освещения. В случае военных (конфликтных) столкновений происходит ролевая поляризация участников разгоревшегося действия по модели «.Герой, Враг, Жертва. Герой борется с Врагом, чтобы спасти Жертву. Каждая страна вставляет себя в этой формуле в позицию Героя, чтобы противнику досталась позиция Врага/Злодея. Именно тогда война становится справедливой. Любая долгая война требует поддержки на домашнем фронте, поэтому эта формула всегда оказывается задействованной» [30].

В рамках детерминированного обозначенной ситуацией сценария всегда присутствует логическая ситуативная цепочка, с помощью которой пропаганда начинает действовать на практике: «.физическое событие (настоящее или вымышленное) — информационное событие, где задействованы журналисты — виртуальное событие, где задействованы писатели и режиссеры» [30].

Привлечение к освещению «нужного» события творческих людей не случайно. Работающие с «тонкими, духовными материями» и владеющие художественными образами «мастера слова, кисти, звука и т.д.» выходят напрямую в плоскость сознания социума и продвигают определенную информацию для ее публичного распространения в конкретных целях и готовой к употреблению «креативной» упаковке.

Инструментальную роль в процессе пропагандистского воздействия играют средства массовой информации, которые могут оказать с помощью «жонглирования» эмоциями социума решающее влияние на его мировоззрение и ценности, самосознание, мотивацию людей и их поведение и т.д. и быстро склонить общественное мнение в поддержку определенных целей и т.д. «.Ключевой момент — развлечения и страх стали не только базой развлекательности в массовой культуре и кино, но и в новостях. Политики и официальные лица признают то, что опора на страх, включая те же картинки, которые можно увидеть в кино, результативна» [30];

более ярко и негативно окрашенное слово и «приклеивается» к потенциальному противнику, к которому теперь переходит и весь отрицательный исторический контекст, связанный с ним.

Речь также процессуально идет о двух этапах внедрения информации в массовое сознание социума для получения желательного согласия от него. На первом этапе пропагандируемый объект демонстрируется с представляющей ценность для реципиентов стороны. На втором этапе социуму прививается мысль о том, что они самостоятельно сделали этот выбор. Пропаганда имеет своей конечной целью устойчивое изменение поведения социума за счет изменения его сознания в сфере восприятия определенных явлений. Она всегда направлена «.. на автоматизм реакций массового сознания» [23, с. 115].

«. Всякая пропаганда должна быть доступной для массы; ее уровень должен исходить из меры понимания, свойственной самым отсталым индивидуумам из числа тех, на кого она хочет воздействовать. Чем к большему количеству людей обращается пропаганда, тем элементарнее должен быть ее идейный уровень» [5, с. 190];

— совокупное использование ряда методов в процессе пропаганды как комплексного феномена. Речь идет о методах последовательного воздействия (информирование, убеждение и внушение), применяемых в соответствии с устоявшейся логикой этапов пропаганды и дополняемых друг друга на практике. «.В зависимости от совпадения целей коммуникатора пропаганды и реципиентов пропагандистский эффект может быть достигнут на любом этапе осуществления пропаганды. Однако самым выразительным является эффект, достигнутый путем внушающего воздействия на массовую аудиторию и на отдельных индивидов. Существует три различных формы реакции аудитории на внушение: во-первых, формирование новых, не имеющихся до процесса внушения реакций; во-вторых, усиление имеющихся реакций; в-третьих, изменение прежних реакций.

Последняя форма внушения является самой сложной, ибо сознанию людей свойственна некоторая консервативность, выраженная в нежелании изменяться» [10, с. 108].

Также в воспитании новых реакций возможно использование метода информирования, но сугубо в том случае, если у реципиентов есть выраженная потребность в такой информации.

На закрепление сформированных у реципиентов реакций также может служить метод убеждения, применяемый с помощью многократного повторенная важной для коммуникатора информации через СМИ.

Существенное изменение прежних реакций и формирование на их месте новых требует последовательного применения всех трех методов. Но преимущественным из них является «.метод внушения, влияющий на глубинные психические процессы посредством стимулирования подсознательного» [10, с. 108];

— воздействие пропаганды на массовое сознание социума. В отличие от межличностных взаимодействий, объектом воздействия пропаганды является именно массовое сознание социума с учетом коллективных особенностей определенных социальных групп. Массовое сознание обладает «.выраженными интегративными качествами» [23, с. 115], присущими ему

как цельному социальному образованию, но явно существует его практическая неспособность к выработке собственных критических оценок происходящих явлений и процессов, что существенно снижает возможность рационального восприятия информации и способствует повышению уровня управляемости социумом. Пропаганда ориентируется как на данные ин-тегративные качества в виде стремления к формированию общественного мнения, так и на личностные качества индивидов, поведение которых в конечном итоге, как уже было отмечено, должно быть изменено;

— нацеленность пропаганды на эмоционально-волевую сферу массового сознания. «.Пропаганду интересует эмоционально-волевая сфера массового сознания, воздействуя на которую она побуждает реципиентов совершать нужные коммуникатору действия» [15, с. 56]. В подобных воздействиях через инструментальный орган пропаганды — средства массовой информации — осуществляется многократное эмоциональное обращение в большей степени к чувствам, чем к разуму людей: «.пушки и штыки — ничто, если вы не обладаете сердцами нации» [26].

«.Искусство пропаганды заключается в том, чтобы правильнее понять чувственный мир широкой массы; только это дает возможность в психологически понятной форме сделать доступной массам ту или иную идею» [5, с. 191]. Осуществляется перевод человека через воздействие на эмоции и многократное повторение информации на автоматическую систему принятия решений без критических раздумий и глубокой рекогносцировки, фактически не давая возможности ему подумать. Пропаганда нацелена именно на это — не надо думать, надо реагировать так, как кем-то уже заложено в преднамеренно созданном алгоритме мыслей и действий. Происходит включение эмоциональной реакции у людей, а эмоции с учетом повторов, как проводник информации, легко доставляют до сознания человека «нужный содержательный контент».

Пропаганда, успешно работая с эмоциями, блокирует рациональное мышление. Эмоции вызываются автоматически. Речь идет об ином уровне реагирования человека, где не работает мышление: «.искусство пропаганды состоит в том, чтобы заставить массу поверить. Все решает не правота, а успех» [5, с. 190] и постоянное «.поддержание высокого градуса идеологического пафоса и истерии» [26] в обществе;

— осуществление выхода на психофизиологический уровень мышления человека. С учетом обозначенного выше воздействия пропаганда охватывает психофизиологический уровень человека, у которого во время восприятия транслируемой извне информации происходит «отключение» последовательного мыслительного когнитивного процесса2, в рамках которого сознанием производится обработка, усвоение и, самое главное, фильтрация приходящего извне информационного контента.

Обход глубокой рекогносцировки происходящих событий в сознании людей делает сам метод пропаганды чрезвычайно доходчивым, эффективным и популярным на практике, что позволяет целенаправленно форми-

2 С точки зрения теории личности Ларри А. Хьелла и Дэниела Дж. Зиглера, разделяемой нами, «.когнитивные процессы — это мыслительные процессы, которые дают нам способность как для объяснения, так и для определенного уровня предвидения» [20, с. 600].

ровать внушаемых и «послушных» граждан, руководствующихся сиюминутными выгодами без «стратегии будущего» в развитии общества. Данное воздействие имеет тонкие системные механизмы манипуляции, нацеленные на устоявшиеся в обществе духовно-нравственные ценности, на формирование негативных жизненных ориентиров, на глобальное разделение социума, а следовательно, повышение управляемости подготовленным подобным образом сознанием и т.д.;

— нацеленность на получение конкретного результата. Пропаганде сопутствует упор на осознанную целевую преднамеренность действий. Методология пропаганды заранее тщательно продумана и ведет отбор разнообразных «подходящих» фактов, аргументов, не исключающих лживых данных и целенаправленно использует их таким образом, чтобы усилить эффект и быстро продвинуться к искомой заинтересованной стороне цели. Пропаганда направляется как на собственное население страны, так и на внешнего врага. Цели пропаганды устанавливаются априори.

Пропаганда по форме имеет вид убеждающего воздействия, но по сути актуализируется в основном посредством применения психологического метода внушения. «Внушение сводится к непосредственному прививанию тех или иных психических состояний от одного лица другому, прививанию, происходящему без участия воли воспринимающего лица и нередко даже без ясного с его стороны сознания» [10, с. 105]. Взятая пропагандой для использования информация может быть «белой», «серой», «черной»3. Не исключаются специальные умалчивания или искажения в реальной фактологии. Активно используется прием отвлечения внимания реципиента от «нежелательных» источников информации. Таким образом, в пропагандистском процессе явно отслеживаются такие отношения, где есть ведущий свою «игру» коммуникатор и потребляющий ее результаты реципиент;

— мощь информационных атак СМИ и интенсивность процесса — залог успеха пропаганды. Инструментально осуществляемые информационные «вбросы» СМИ в эфир, в целом всегда синхронны и одновременны. Оповещение общества об определенном событии осуществляется по всем теле-, радио-, Интернет-каналам. Такие «.»вбросы» начинаются и заканчиваются, как правило, одновременно, что приводит к выводу о том, что тема инспирируется, открывается, а также закрывается именно СМИ. Интенсивность, экстенсивность, динамика и эмоциональный накал освещаемого события также регулируется ими, подготавливая сознание общества к восприятию любой, даже самой невероятной информации» [8, с. 53];

— обязательная содержательная доступность пропаганды для массового сознания социума. Речь идет о содержательной легкости для восприятия общего информационного контента, представленного пропагандой и обратной пропорциональности интеллектуализму: «.всякая пропаганда должна быть доступной для массы; ее уровень должен исходить из меры понимания, свойственной самым отсталым индивидуумам, из числа тех, на кого она хочет воздействовать. Чем к большему количеству людей обра-

3 «.пропаганда бывает «белой» — в ситуации, когда источник информации очевиден, «серой» — когда источник информации не очевиден, а также «черной» — когда информация одного источника подается от имени другого» [10, с. 105].

щается пропаганда, тем элементарнее должен быть ее идейный уровень» [5, с. 190]. «.Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм. Поиск интеллектуальной правды не входит в задачи пропаганды» [26], — это единственное, что разрушает данный институт;

— создание новой социальной реальности в сознании социума. Воздействие пропаганды не ограничивается мимолетными информационными рамками, а имеет пролонгированное конструирующее современную социальную реальность воздействие на социум, в процессе которого «.сочетаются субъективные и заложенные извне ценности, установки, причем таким образом, что индивидуальные и групповые интересы и потребности приобретают значимый характер» [19, с. 113]. Речь идет о том, что социальная реальность создается на основе глубоко субъективного миропонимания, опосредованного воздействием внутренней логики пропагандистского воздействия. Пропаганда успешно делает фиктивное реальным с помощью инструментального воздействия СМИ на сознание общества и «.в случае серьезного конфликта, когда уровень борьбы поднимается, пропаганда перестает нуждаться в реальности, она создает ее сама» [31].

Основные подходы к научной классификации метода пропаганды. Для более ясного понимания сущности метода пропаганды и его процессуальной стороны всегда необходимо учитывать субъективные интересы как самого коммуникатора, так и их соотношение с интересами подвергающегося воздействию реципиента (общество в целом, конкретные социальные группы и т.д.), на которого направлено пропагандистское воздействие. Именно от этого ключевого базиса зависит возможная классификация существующих форм, средств, методов воздействия пропаганды на современное общество.

В настоящее время имеется много подходов к научной классификации метода пропаганды, в соответствии с чем можно выделить ее следующий обобщенный и дополненный типологический ряд (см. рисунок4):

1. По степени воздействия на эмоционально-волевую сферу массового сознания и по пробуждению эмоций у людей5 пропаганда, как и эмоции, может быть позитивной (конструктивной) и негативной (деструктивной) [21, с. 100-101]:

— при положительной (конструктивной) пропаганде те или иные убеждения доводятся до адресата ясно, с целью развития социального согласия и воспитания в рамках общепринятых норм и ценностей, т.е. действует в интересах адресата, выполняя воспитательную и информационную функции. Данное воздействие не преследует цели манипуляции. «.Но, несмотря на то, что «общепринятые ценности» уже и без пропаганды являются общепринятыми, признанные цели положительной пропаганды часто расходятся с теми, которые провозглашаются в итоге пропагандистами» [27];

— при негативной (деструктивной) пропаганде те или иные убеждения навязываются по принципу «цель оправдывает средство». Иными словами, деструктивная пропаганда нацелена на «.разжигание всевозможной социальной вражды, обострение социальных конфликтов, содействие пробуж-

4 По материалам научных исследований А.М. Цуладзе, М.В. Киселева, В.Г. Крысько, С.Г. Кара-Мурзы, Т.В. Науменко, Т.Н. Патрухиной, Д.А. Шламовой, Г.А. Борщевицкого, А.Б. Бе-лоусова, П.С. Гуревича, ГГ Почепцова, И.Е. Поверенного и др.

5 Согласно теории социолога А.М. Цуладзе.

По степени воздействия на эмоционально-

волевую сферу массового сознания и по пробуждению эмоций у людей

По целевой направленности психологического воздействия на массовое сознание

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *